Будем мотыжить

15 января 2012, 14:35
Фото: Дмитрий Лыков

То, что Россия находится сейчас в некоей новой критической точке своего развития, очевидно всем. Некоторые даже полагают, что эта точка имеет равновероятностные выходы как к катастрофе сродни развалу СССР, так и к новому этапу развития, сродни которому ничего в нашей истории еще и не было. Однако на самом деле вероятность катастрофы ничтожно мала. Для нее нет ни субъективных, ни объективных причин. Субъективно — некому организовывать катастрофу. И перестройка, и 1917-й готовились долгие годы, вполне определенной партией была проделана огромная организационная работа. У нас сейчас ничего подобного даже близко нет. Объективно же сегодня перемен хотят все: низы, верхи, середина. Абсолютный общественный консенсус по поводу необходимости перемен надо просто зафиксировать и говорить уже о механизмах перемен.

Этот общественный консенсус не случайность. Все нынешние общественно и политически активные граждане — дети 1991 года. В этот год стартовала огромная реформа огромной страны. Ее главным социальным стержнем было формирование слоя самостоятельных, независимых от власти граждан, независимость которых определяется наличием у них собственности. На формирование этого слоя работали все: Чубайс, Гайдар, Ельцин — радикализуя приватизацию, Геращенко и Черномырдин — останавливая развал промышленности, олигархи — создавая крупную, мирового уровня, собственность, Путин — восстанавливая государственную власть и обеспечивая подъем, Кудрин и Игнатьев — ведя осторожную финансовую политику, Волошин и Сурков — создавая вручную политическую систему, Медведев, позволивший лодке закачаться. Список можно продолжить и далеко за рамками публично известных людей, но мысль такова: при наличии яростных расхождений в деталях в принципиальном вопросе — попытке построения в целостной России по-настоящему демократического государства и свободной рыночной экономики — разногласий не было и нет. Поэтому каждое действие стратегически вело к формированию мощного слоя самодеятельных граждан, и он создан, и всем очевидно, что он нуждается в реализации политики развития страны.

Это касается не только тех, кто вышел на Болотную или боролся за Кадаши. Это касается представителей крупного бизнеса, которые четко понимают, что сегодня некуда инвестировать деньги, кроме как в модернизацию собственных российских активов. Это касается региональных чиновников, которые должны развивать свои регионы. Это касается среднего бизнеса, которому нужно пространство для роста на своем рынке. Это касается тысяч людей, которые создают с нуля или мечтают создать свой собственный бизнес. Это касается тех, кто слишком беден, чтобы летать на отдых в европейскую часть страны, и тех, кто недостаточно богат, чтобы учить своих детей в частных западных школах. Это касается тех, кто хочет, чтобы их дети говорили и думали по-русски, и тех, кто хочет, чтобы они могли стать владельцами своих российских компаний. А не наемными работниками чужих.

Кажется, что власть не хочет, не может этого сделать. Однако здесь есть одна маленькая деталь. Согласно Михаилу Гефтеру, возможно, единственному современному историку, пытавшемуся понять логику развития России, в нашей стране всегда действовал «социум власти» — некая спаянная конструкция, где бюрократическая власть поглощала в себя волю, желания, таланты и усилия всех людей. Поглощала при их добровольном согласии — такова была плата за экспансию на обширной территории. Однако сегодня, в результате последних двадцати лет,  социума власти больше нет. Не мы ресурс власти. А власть — наш ресурс. Но для того, чтобы из теории это стало практикой, многими усилиями должны быть созданы сотни новых институтов и институциональных решений, которые обеспечат нам всем возможность постоянных, защищенных, независимых консультаций — настоящую основу современной демократии. Создание таких институтов потребует времени, но нет ни одного препятствия, кроме лени, которое этому может помешать.

Эти институты уже создаются и созданы. «Деловая Россия», РСПП, АСИ, многие другие профессиональные ассоциации, гражданские организации, партии, сам парламент, нынче нуждающийся в коалиционной работе. Наконец, Болотная площадь и калининградские митинги. Вся эта махина демократии должна начать работать и привести к формированию и уточнению тех инструментов и программ исполнительной власти, которые будут направлять национальное развитие.

Скорее всего, это займет годы. Но так устроено, что спокойная и благополучная жизнь требует упорной, иногда довольно продолжительной работы.