Андрей Шенье взошел на эшафот

На улице Правды
Москва, 30.01.2012
«Эксперт» №4 (787)

Предшествующая линия защиты ЦИК РФ сводилась к переадресации к нижестоящим. «Никаких нарушений не было, но если даже они были, мы в ЦИК совершенно ни при чем, накладки могли быть на конкретных участках, со всеми претензиями туда». Проверка 2 млн подписей, собранных кандидатом в президенты РФ, такой возможности не дает, поскольку считают непосредственно в ЦИК.

Именно там, в Б. Черкасском переулке, проверяют, как было исполнено заведомо неисполнимое требование. Что-то вроде задачи из волшебной сказки: поливать песок, покуда прорастет, тогда за тебя замуж выйду. Все признают — люди при службе делают это не для печати, прочие даже и для печати, — что собрать 2 млн безукоризненных подписей в течение месяца (с учетом рождественских каникул срок выходит еще меньше, из потенциальных подписантов, а также сборщиков, кто пьян, кто в отъезде) практически невозможно.

Но уже второй раз можно наблюдать, как ЦИК с важным видом определяет, для кого невозможное так и остается невозможным и для кого оно вдруг делается возможным. В 2008 г. так оказался подвластен законам природы претендент М. М. Касьянов, и его забраковали, тогда как 2 млн от А. В. Богданова ЦИК счел безупречными — и того зарегистрировали кандидатом. То же и в 2012 г. Претендент М. Д. Прохоров с легкостью исполняет твердое задание в три недели доставить В. Е. Чурову тонну семян моркови, Г. А. Явлинский твердое задание позорно проваливает. В точном согласии с генералиссимусом Франко: «Друзьям — всё, остальным — закон».

Сила франкизма в том, что он не дает возможности хороших ответных ходов. При общей убежденности в том, что качество прохоровских грамот вряд ли было сильно лучше, чем у Явлинского, обещание явлинского соратника С. С. Митрохина подавать иски, чтобы и М. Д. Прохорова сняли, вызывает крайнее отвращение. В то же время какой другой выход — непонятно. Просто утереться — тоже противно.

Франкизм, однако, всесилен в том случае, если норма о твердом задании объявляется палладиумом государственности и менять ее ни под каким видом никто не собирается. Что в нашем случае не совсем так.

22 декабря прошлого года в ежегодном послании президент Д. А. Медведев предложил «сократить количество подписей избирателей, необходимых для участия в выборах президента России, до 300 тыс., а для кандидатов от непарламентских партий — до 100 тыс.». Гарант Конституции фактически признал принципиальную неудобоисполнимость двухмиллионной нормы и предложил радикально сократить задание. Можно, конечно, возразить, что в своем нынешнем статусе Д. А. Медведев уже может признавать и предлагать все что угодно, — все это будет баллада о прошлогоднем снеге, но как-то нет уверенности, что у властей есть готовность полностью объявить истекающее четырехлетие вместе с Д. А. Медведевым яко не бывшими. Более вероятно, что будут изображать преемственность. В этом случае предложение от 22 декабря сохраняет актуальность уже хотя бы потому, что предложение сократить задание в семь и даже в двадцать раз против нынешнего либо произнесено в

У партнеров

    «Эксперт»
    №4 (787) 30 января 2012
    Президентские выборы
    Содержание:
    Самоопределение Путина

    Путин попытался найти срединную линию между разными взглядами на национальный вопрос так, чтобы эту линию могло поддержать большинство здесь и сейчас

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Реклама