Что вам еще обезвредить?

Наука и технологии
Москва, 30.01.2012
«Эксперт» №4 (787)

Мы перестали изобретать будущее. Более того, мы, кажется, даже боимся всерьез задуматься об этом. Правда, в последнее время мы предпринимаем немало усилий, чтобы его рассмотреть. Но это совсем другой модус — многочисленные форсайты, программы развития и стратегии пишутся с позиции наблюдателя из ньютоновской механики, который в процессе измерения объективной ad nauseam действительности никак не может повлиять на ход событий.

Мы изучаем глобальные тренды, в глубине своей души будучи уверены, что они — заданные и независимые от нас сущности и единственная наша задача — вписаться в это абсолютное пространство-время, не повредив ни одного знака после запятой в результате вычисления по школьной формуле.

Одним из следствий этого подхода оказывается отсутствие в прогнозных текстах конкретных проектов, вида деятельности, предполагающего творческое вмешательство в будущее. Действительно, логика здесь, как сказали бы физики, феноменологическая, или описательная: сначала опишем глобальные тренды, затем спустимся на уровень национального хозяйства, потом дойдем до отраслей, регионов, кластеров, а там, глядишь, перейдем на уровень компаний и лабораторий, и где-то на этом уровне разрешения появятся проекты и те, кто их предпринимает. Естественно, молекулярный масштаб таких проектов не позволит им оказать хоть сколько-нибудь заметное влияние на поведение большой системы, и глобальные тренды продолжат свой величавый, бестрепетный ход. Это и есть феноменологический подход, философски обоснованный в конце девятнадцатого века по отношению к природным системам Махом, Оствальдом и другими уважаемыми естествоиспытателями (точнее в их случае был бы термин «естествонаблюдатели»), но потерпевший оглушительное поражение в начале века двадцатого.

Нетворческое отношение к будущему само по себе представляет глобальный и вполне респектабельный тренд, в который удобно вписываться. Раз вы не собираетесь на свой страх и риск задавать тренд с помощью мегапроекта — ваша репутация и, что для кого-то может быть важнее, финансы в безопасности. Получается в точности по Стругацким: «Будущее — это тщательно обезвреженное настоящее».

А что если необходимость такого мегапроекта стала очевидной? Тоже не беда, главное — максимально распылить ответственность и потянуть время. Хороший пример — проект Международного термоядерного реактора, который мог бы глобально изменить ситуацию на энергетических рынках. Создаются альянсы, разные страны то входят в них, то выходят, переписываются сметы, меняются площадки, и на все лады муссируется тема о неподъемности такого гигантского мероприятия для одной, пусть даже сильной, национальной экономики. В результате десятилетие за десятилетием проходит в спорах, где найти потрясающую воображение сумму в полтора десятка миллиардов долларов (сравните со стоимостью проведения Олимпийских игр каждые два года).

Впрочем, к описываемому в статье ожидаемому прорыву в наноэлектронике все вышесказанное можно отнести лишь отчасти. Природа и история позаботились о том,

У партнеров

    «Эксперт»
    №4 (787) 30 января 2012
    Президентские выборы
    Содержание:
    Самоопределение Путина

    Путин попытался найти срединную линию между разными взглядами на национальный вопрос так, чтобы эту линию могло поддержать большинство здесь и сейчас

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Реклама