Третья древнейшая

Тема недели
Москва, 06.02.2012
Налоговая экономия — далеко не главный мотив использования офшоров в деловом обороте. Иностранные юрисдикции позволяют лучше защищать собственность и гибче структурировать сделки. Вывод денег из крупных компаний с использованием офшоров тоже распространен. Однако фронтальная антиофшорная кампания контрпродуктивна. Куда актуальнее усилить акционерный контроль в госкомпаниях, госкорпорациях и госбанках

Рисунок: Сергей Жегло

Показательная порка, устроенная премьером Владимиром Путиным руководителям энергосбытов в конце декабря минувшего года, лишь по касательной задела тему офшоризации отечественного крупного бизнеса. Но за последующие недели она успела трансформироваться в полноценную кампанию властей по ужесточению использования зарубежных юрисдикций нашим деловым сообществом. Причем речь идет уже не только о классических офшорах, но и о вполне респектабельных юрисдикциях и об их использовании не только энергетическими и не только государственными компаниями. Похоже, мы стоим на пороге качественных изменений законодательства и правоприменения в отношении офшоров и общего ужесточения позиции властей по отношению к трансграничным формам предпринимательства.

Как далеко может зайти этот накат, сказать трудно. Но уже сейчас можно попытаться содержательно структурировать проблему. Правомерно ли квалифицировать наличие зарубежных дочерних или материнских холдинговых компаний как однозначное свидетельство уклонения от налогов, наличия коррупционных схем и прочих безобразий, вызвавших справедливый гнев премьера? Почему офшоризация оборота, так или иначе присутствующая в жизни бизнеса даже самых финансово и институционально зрелых стран, пустила столь глубокие корни в России? Каким образом разумно было бы построить борьбу с офшорами, чтобы эта кампания не оказалась контрпродуктивной в смысле угнетения инвестиционной активности, а ее единственным результатом не стало обогащение брокеров все более изощренных офшорных схем?

«Эксперт» поговорил с аналитиками, финансистами, учеными и налоговыми юристами, пытаясь рассмотреть эти вопросы под разными углами зрения.

Оборзели

Начнем, как и положено, с первоисточника. На заседании правительственной комиссии по развитию электроэнергетики, проводившемся Владимиром Путиным на Саяно-Шушенской ГЭС 19 декабря, премьер, убаюкав в преамбуле собравшихся поздравлением по случаю запуска очередного агрегата станции, обрушился с критикой на руководителей энергосбытовых компаний, реальные акционеры которых неизвестны, а «все спрятано в офшорах». «Деньги собирают с потребителей, — продолжил премьер, — и схемы выстроили таким образом, что потоки-то идут через офшоры и там отчекрыживают частично, оставляют, потом заводят опять сюда... Что это за работа такая у нас?»

Путин не стеснялся в выражениях — его гневную реплику «совсем оборзели!» мигом подхватили все новостные ленты.

Дело дошло и до обобщений. «Если мы хотим сделать нормальный инвестклимат в стране, то терпеть возможность реализации офшорных схем в инфраструктурных отраслях, безусловно, нельзя, — заявил Путин. — Вывод через подставные фирмы финансовых ресурсов из отраслевого оборота недопустим, и с офшорным наследием эпохи дикой приватизации нужно заканчивать, иначе ни о каком нормальном деловом климате в стране, о доверии к нам речи быть не может». Далее премьер затронул еще одну грань проблемы: «Руководители крупных компаний в беседе мне лично говорят: мы бы и готовы сделать то-то и то-то, но

Новости партнеров

«Эксперт»
№5 (788) 6 февраля 2012
Борьба с офшорами
Содержание:
Третья древнейшая

Налоговая экономия — далеко не главный мотив использования офшоров в деловом обороте. Иностранные юрисдикции позволяют лучше защищать собственность и гибче структурировать сделки. Вывод денег из крупных компаний с использованием офшоров тоже распространен. Однако фронтальная антиофшорная кампания контрпродуктивна. Куда актуальнее усилить акционерный контроль в госкомпаниях, госкорпорациях и госбанках

Частные инвестиции
На улице Правды
Реклама