Без оглядки на инвесторов

Анастасия Напалкова
13 февраля 2012, 00:00

«Лаборатория Касперского» провела обратный выкуп своих акций у инвестфонда. Одновременно компания изменила стратегию, отказавшись от поглощений и IPO

Фото: ИТАР-ТАСС
«Лаборатория Касперского» провела обратный выкуп своих акций у инвестфонда. Одновременно компания изменила стратегию, отказавшись от поглощений и IPO

«Лаборатория Касперского», один из крупнейших в мире производителей антивирусного программного обеспечения, выкупила свой 20-процентный пакет акций у инвестфонда General Atlantic. Это произошло всего через год после того, как фонд этим пакетом обзавелся, заплатив за него 200 млн долларов. Обратный же выкуп, по оценкам, обошелся «Касперскому» в 200–300 млн долларов, то есть не исключено, что компании пришлось хорошо доплатить за обретение былой самостоятельности. А все дело в пересмотре стратегии: если год назад «Лаборатория Касперского» собиралась выходить на IPO и расти путем поглощений, то теперь решила сосредоточиться на органическом росте за счет собственных средств.

Борьба за место в офисе

Когда американский покупатель приходит в магазин бытовой техники и электроники, например в Best Buy, за антивирусом, он чаще всего вместе с компьютером покупает антивирус «Лаборатории Касперского», посчитали американские исследователи. Так, в 2010 году копий «Касперского» в рознице США продали больше, чем гиганта рынка Symantec, который еще в 2008 году опережал российского производителя в два с половиной раза. Все потому, что стратегия продвижения «Касперского» на международном рынке, которой компания придерживалась с середины 2000-х, отличалась от стратегий других игроков. Конкуренты добивались, чтобы их продукт был предустановлен, то есть с новым ноутбуком или компьютером клиент получал и антивирус. Когда же лицензия истекала, владелец компьютера по идее должен был ее продлить. Однако практика показала, что так происходило не всегда, и пользователь интересовался и другими антивирусными пакетами, не только «родным». Сделав ставку на продажу через розничные сети, «Лаборатория Касперского» в 2009 году была уже четвертой на мировом рынке потребительских решений (см. график 1), а в 2010-м заняла третье место.

Одновременно компания начала атаковать и корпоративный сегмент рынка антивирусов. В 2009 году она стала пятым игроком сегмента b2b, увеличив свою долю рынка на четверть — до 4,4%, в то время как каждый из остальных игроков первой пятерки потерял до 5% своей доли. Тогда же российский разработчик заявил о намерении стать к 2014 году лидером поставок для малого, среднего и крупного бизнеса. Но, судя по всему, на этом пути у него возникли серьезные препятствия.

Так, в 2011-м рост «Лаборатории Касперского» резко замедлился, составив лишь 14% против 38% годом ранее (см. график 2). В самой компании это объясняют «достижением зрелости», тем, что с 2006 года она «потяжелела» в 10 раз — до 612 млн долларов. Однако нынешняя сделка по обратному выкупу акций свидетельствует скорее о том, что была выбрана не совсем адекватная стратегия роста.

У рынка b2b есть ряд особенностей по сравнению с потребительским. Для него характерна бо́льшая приверженность покупателя к имеющемуся поставщику. «Поскольку рынок уже сложился и близок к насыщению, нужно рассчитывать именно на вытеснение имеющихся игроков. Но сменить защиту для целой компании сложнее, чем на единичном компьютере, поэтому корпоративные клиенты не каждый день меняют поставщиков», — рассказывает Денис Матеев, глава российского представительства ESET. Впрочем, Петр Городецкий, аналитик IDC, отмечает, что разработчики, способные предложить более эффективные решения, а к таким разработчикам, по его мнению, относится и «Лаборатория Касперского», вполне способны завоевать лидерские позиции, убедив корпорации в преимуществах своих продуктов.

Более серьезное препятствие для российской компании в сегменте b2b — отсутствие в ее предложении комплексности. На корпоративном рынке лидируют многопрофильные гиганты с миллиардными оборотами — Symantec, McAfee, Trend Micro, предлагающие широкий спектр услуг. У Symantec и McAfee сильны направления серверной безопасности и защиты доступа и информации, а «Лаборатория Касперского» до недавнего времени оставалась нишевым игроком со специализацией на антивирусах, поэтому была для клиентов не столь привлекательна. В последние пару лет «Касперский» диверсифицирует свой бизнес, но аналитики отмечают, что в предложении компании по-прежнему не хватает услуг шифрования, защиты от утечек данных (DLP), поддержки SharePoint (продукты, включающие в числе прочего приложения для организации совместной работы).

Преодолеть этот недостаток можно было бы с помощью сделок M&A. Евгений Касперский, мажоритарный акционер компании, говорил о возможности покупки технологий, дополняющих те, что имеются у «Лаборатории». «Например, технологии защиты мобильных систем, возможно, криптографические технологии, какие-то новые идеи, которых еще нет на рынке, — допустим, системы специальной защиты системы клиент — сервер», — перечислил он возможные приобретения в интервью «Ведомостям» осенью 2011 года.

Развитие через M&A вообще популярно на этом рынке. «Рынок информационной безопасности является одним из самых высокоинтеллектуальных, и цена входа здесь очень высока. В связи с этим количество покупок и поглощений на рынке также велико», — отмечает Вячеслав Медведев, аналитик компании «Доктор Веб». Не случайно даже такого крупного игрока, как McAfee, год назад купила компания Intel.

Однако издержки слияний тоже велики. Вячеслав Медведев отмечает, что приобретенные технологии и решения используются лишь частично. «Компания Microsoft оставила (после покупки Whale Communications. — «Эксперт») и продолжила развитие только одного направления — решения для защиты Windows. На основе этих решений был создан Microsoft Forefront TMG, а ставшие ненужными сотрудники были уволены», — рассказывает он, размышляя об эффективности таких инвестиций. К этому добавляются сложности с интеграцией новых компаний и технологий.

По-видимому, для «Касперского» поглощение других мировых игроков станет перспективой не ближайшего времени. Как сообщили в компании, в прошлом году велись переговоры о крупной покупке (какой именно, не раскрывается), но в итоге сделка не состоялась. Впрочем, часть проблем, связанных с неполнотой портфеля услуг, «Лаборатория Касперского» решит самостоятельно — до конца 2012 года компания планирует ввести большинство сервисов, которых недосчитались аналитики. А деньги, которые планировалось потратить на сделки M&A, в «Лаборатории Касперского» решили использовать для возврата к самостоятельности.

Деньги в обмен на гибкость

Инвестор вполне доволен результатами развития бизнеса своего подопечного в 2011 году. «“Касперский” захотел выкупить свою долю, и мы согласились на это предложение. Для нас это были хорошие инвестиции. Ведь наша цель, как и со всеми другими компаниями, — помочь в их стремлении к глобальному росту. Компания выросла, и она успешна», — заявили в General Atlantic.

В «Лаборатории Касперского» тоже видят массу преимуществ в сотрудничестве с AG. Так, в первом полугодии 2011 года компания провела реорганизацию, централизовав бизнес. Появился единый департамент, отвечающий за продуктовую стратегию по всем трем бизнес-направлениям: разработка продуктов для домашних пользователей, для корпоративных клиентов, а также лицензирование технологий. Специальный департамент стал отвечать за глобальную стратегию продаж и развития бизнеса. «Благодаря стратегическому партнерству с General Atlantic нам удалось значительно усовершенствовать внутренние бизнес-процессы и создать более эффективную продуктовую стратегию», — сказал Евгений Касперский.

Тем не менее в компании поняли, что и сторонний инвестор, и выход на IPO, о котором давно шли разговоры, уменьшают маневренность бизнеса. «В том, что “Лаборатория Касперского” — частная компания, много плюсов. Такой статус позволяет нам сохранять необходимую гибкость и инновационность в развитии. Это важно, поскольку сфера IT развивается очень стремительно. Значит, и мы должны иметь возможности для оперативного принятия решений, а это проще делать, будучи частной компанией», — сообщил Даниил Борщев, финансовый директор «Касперского». К тому же статус публичного предприятия подразумевает достижение краткосрочных результатов, выражающихся в положительной динамике финансовых показателей из квартала в квартал. А это, по словам Борщева, противоречит долгосрочной стратегии компании.