Не время для послаблений

Дмитрий Яковенко
13 февраля 2012, 00:00

Стремление Банка России улучшить условия конкуренции между российскими и западными банками может привести к взрывному росту кредитной активности. Отечественный банковский надзор к такому развитию событий явно не готов

Рисунок: Игорь Шапошников

В сфере регулирования банковской деятельности в России назревают перемены. В конце января в Центральном банке был проведен ряд кадровых и структурных реформ, в результате на месте департамента банковского надзора и регулирования появилось два самостоятельных. Один будет отвечать непосредственно за практический надзор, другой сосредоточится на методологии регулирования. Курировать работу нового департамента регулирования будет заместитель председателя Банка России Михаил Сухов. Некоторые его высказывания уже позволяют прийти к выводу, что в ЦБ намечен курс на частичное смягчение надзорной и регулятивной политики.

Так, на встрече представителей Банка России с руководителями отечественных банков Михаил Сухов заявил, что в ближайшее время возможна корректировка ключевых регулятивных документов ЦБ. Речь идет о том, чтобы смягчить оценки рисков при расчете достаточности банковского капитала и размеров формируемых под выдаваемые кредиты резервов. В качестве основного мотива таких перемен зампред высказал опасения, что нынешняя регулятивная политика ЦБ наносит ущерб конкурентоспособности российских банков по сравнению с западными кредитными учреждениями. «Если окажется, например, что для выдачи миллиарда долларов кредитов западному банку требуется сто миллионов капитала, а российскому — все 150 миллионов, такое расхождение станет основанием для корректировки регулятивных требований ЦБ по резервам и достаточности капитала», — заявил Михаил Сухов.

Высказывания зампреда уже вызвали недоумение у аналитиков. В частности, не совсем понятно, о конкуренции с какими именно банками идет речь. «Все западные банки, которые работают в России, ведут свою деятельность в рамках российского законодательства, — говорит Наталия Орлова, главный экономист Альфа-банка. — Соответственно, конкуренция с российскими кредитными учреждениями идет по одним и тем же принципам. Поэтому сложно использовать аргумент, что какие-то нормативы или резервные требования мешают конкуренции». Так что логично предположить, что, говоря о конкуренции с зарубежными банками, Михаил Сухов подразумевал кредитование за рубежом, к которому нередко прибегают крупные отечественные компании. В этом случае возможность сопоставления регулятивных требований упирается в существенные различия российского и западного банковских законодательств. Кроме того, сегодня инициативы по ужесточению в сфере регулирования и надзора идут как раз от представителей западных экономик, где вводятся ужесточенные требования базельского стандарта. Так что не очень понятно, почему мы должны двигаться в противоположном направлении и какие конкурентные преимущества можем в результате получить.

Возможно, заявление г-на Сухова имеет смысл трактовать не как ослабление регулирования в целом, а как попытку скорректировать отдельные положения нормативных документов ЦБ, вызвавших ропот у банкиров. Речь, в частности, идет о появлении в новых требованиях ЦБ активов с повышенным коэффициентом риска, нормы резервирования по которым могут устанавливаться в размере до 150%. К таким активам банки должны причислять, в частности, выданные офшорным компаниям или переведенные заемщиком сразу после получения на счета в других банках. «Здесь проявляется одно из отличий западного регулирования от российского: в последнем, как правило, действует приоритет формы проведения сделки над ее экономическим содержанием, что делает российскую систему отчетности менее репрезентативной в сравнении с западной, — объясняет аналитик банка “Траст” Юлия Сафарбакова. — Например, для многих крупных компаний устоявшимся элементом хозяйствования являются регистрация отдельных подразделений за рубежом и последующая диверсификация финансовых потоков между ними. В отчетности по российским стандартам кредиты, выданные таким компаниям, при определенных условиях требуют бо́льших отчислений в резервы».

Вместе с тем многие аналитики, когда речь идет о возможных изменениях в регулятивной политике ЦБ, заявляют о необходимости не ослабления, а напротив, ужесточения требований со стороны Центробанка. Причина заключается в высоких темпах роста кредитования, продемонстрированных отечественными банками в прошлом году. «За 2011 год розничный кредитный портфель увеличился на 35,9 процента, корпоративный — на 26, — рассказывает начальник аналитического управления Банка БКФ Максим Осадчий. — Между тем ВВП в 2010-м и 2011 годах рос темпом 4 процента после падения на 7,9 процента в 2009 году. На фоне слабого восстановления экономики бешеная кредитная активность напоминает пир во время чумы».

У специалистов возникают серьезные опасения, что нынешняя кредитная лихорадка вполне может обернуться новыми скандалами, аналогичными «делу Межпромбанка». А ведь именно опыт банковских катастроф прошлого года подтолкнул Центробанк к радикальному ужесточению нормативных требований. Так что послабления в этой сфере были бы, по меньшей мере, не совсем логичны. Тем более что кредитная лихорадка в значительной степени спровоцирована самим государством.

«Нынешний кредитный бум подпитывается из двух источников, — объясняет Максим Осадчий. — Первый источник — это ресурсы Центробанка и Минфина. Доступ к ним имеют преимущественно госбанки, и немудрено, что на них пришлось более 50 процентов роста розничного кредита в 2011 году. Рынок розничного кредита явно перегрет, и чтобы его охладить, следует повышать стоимость госресурсов. Второй источник — вклады населения. Его используют банки, которые ограничены в доступе к госликвидности. Сейчас развернулась охота за вкладчиками, сопровождающаяся гонкой процентных ставок. Вкладчиков заманивают даже подарками, например колбасой. Причем активно привлекают вклады и отнюдь не самые благонадежные банки. Все это напоминает ситуацию докризисного периода, когда на фоне приближающейся финансовой катастрофы в России возник мощнейший бум на рынке кредита. Так что провоцировать банки к дальнейшей кредитной экспансии было бы неразумно: для нее сейчас не время и не место. Наоборот, ЦБ следует ограничить банковскую экспансию, в частности усиливая требования к резервам и ужесточая надзор».

В этой ситуации Банку России впору больше думать не о стимулировании кредитования, а наоборот, о том, как снизить кредитную активность. «Сжатие кредитного роста укладывается в политику ЦБ. Более того, опыт последних лет показывает, что у него пока нет достаточного набора инструментов пруденциального надзора для того, чтобы оперативно реагировать на проблемы в банковском секторе. Если Центробанк ослабит регулирование и надзор, преимущество в этом случае в первую очередь получат госбанки: они начнут активно наращивать кредитные портфели, а вслед за ними в агрессивную гонку включатся частные банки», — уверена Наталия Орлова.

Именно этот сценарий вызывает сегодня наибольшие опасения. И если регулятор все же решит скорректировать свои постановления в сторону либерализации, от него незамедлительно потребуется в разы улучшить эффективность практического надзора, который, как продемонстрировали все те же прошлогодние банковские скандалы, оставляет желать лучшего.