Цирк в Кремле

Марина Шимадина
13 февраля 2012, 00:00
Фото: Jeremy Daniel, Richard Termine / Cirque Du Soleil

Cirque du Soleil — такой же новатор в мире цирка, как Apple в области компьютерных технологий. Сегодня это огромная корпорация, в которой работает почти четыре тысячи человек. А начиналось все более чем скромно. В начале 1980-х в квебекском городке Бе-Сент-Пол собралась группа колоритных персонажей — глотателей огня, жонглеров и артистов на ходулях, объединившихся в Клуб высоких каблуков, который давал представления на улицах и площадях. Понемногу приобретая известность, артисты стали лелеять мечту о создании настоящего цирка. И удача им улыбнулась: в 1984 году Квебек праздновал 450-летие открытия Канады, и властям нужен был гвоздь праздничной программы. Им и стало представление под названием Cirque du Soleil. Молодой артист, придумавший это название, входит сейчас в сотню самых влиятельных людей на планете, руководит огромной цирковой корпорацией и возглавляет фонд по борьбе с нищетой One Drop Foundation. Зовут его Ги Лалиберте. Это личность незаурядная и загадочная, окруженная легендами, как Волшебник Изумрудного города. Великий и ужасный никогда не дает интервью, а сотрудники проходят мимо его кабинета на цыпочках. Говорят, что в молодости Ги устраивал в Монреале самые разгульные вечеринки. А в год своего пятидесятилетия миллиардер осуществил детскую мечту и отправился в космос, откуда руководил межконтинентальным концертом в защиту экологии.

Такие затеи планетарного масштаба вполне в духе Ги. Ведь он привык работать в интернациональной команде и сразу на нескольких материках. Сейчас в репертуаре Cirque du Soleil двадцать два оригинальных шоу. Одни гастролируют по миру, другие идут в одном месте несколько лет, как успешные мюзиклы. Причем «прописку» они обычно получают в самых прибыльных точках: при фешенебельных отелях, казино или развлекательных центрах. Поэтому неудивительно, что самая высокая концентрация шоу Cirque du Soleil наблюдается в Лас-Вегасе.

Почему представления Cirque du Soleil имеют такой успех? С самого начала Ги Лалиберте и его товарищи придумали новую форму циркового спектакля. Вместо арены — театральная сцена-подиум. Вместо традиционной череды номеров — единый сюжет, который разыгрывают артисты разных жанров. И самое главное — никаких животных. Канадцы переосмыслили саму модель цирка, превратив его из детского развлечения в технологичное, динамичное и изысканное зрелище для взрослых. Артисты полагаются только на свою силу и ловкость. От советского цирка, к которому Ги Лалиберте относится с большим уважением (в его труппе сегодня много выходцев из СССР), Cirque du Soleil взял высокий уровень мастерства, от Нового французского цирка — поэтическую театральную атмосферу. В представлениях «солнечного» цирка участвуют не просто жонглеры, акробаты или гимнасты — это эльфы, воины, факиры, восточные принцессы и другие сказочные существа, будто пришедшие со старинных полотен и гравюр, из произведений Гофмана и Андерсена.

 expert_789_078-2.jpg Фото: Jeremy Daniel, Richard Termine / Cirque Du Soleil
Фото: Jeremy Daniel, Richard Termine / Cirque Du Soleil

В Россию знаменитый канадский цирк приехал в 2009 году с гастрольным шоу Varekai. Тогда московскую публику удивляло и восхищало все: и приземлившийся в Лужниках шатер, похожий на НЛО, и фантастические костюмы, и рискованные трюки. Правда, российские артисты ревниво поговаривали, что это не цирк, а шоу и что у нас номера намного сложнее, а у них просто эффектно обставлены. Но переубедить публику было невозможно.

Следующее представление завоевало любовь не только широкого зрителя, но и придирчивых критиков. Спектакль Corteo, поставленный театральным режиссером Даниэлем Финци Паской, был полон нежного юмора, поэзии и ностальгии. На круглом подиуме выступали чудаковатые персонажи, похожие на героев Феллини: акробаты, как дети, кувыркались на кроватях, воздушные гимнастки летали на хрустальных люстрах, а грустный клоун запускал в небо трогательную лилипутку на воздушных шарах.

В нынешнем шоу атмосфера совсем другая. От предыдущих московских представлений Zarkana отличается постановочным размахом. Это один из самых дорогих и масштабных проектов Cirque du Soleil — на него ушло около 30 млн долларов. И создавался он не для традиционного передвижного цирка-шапито, а для большой стационарной сцены-коробки. Вернее, для двух конкретных сцен — Radio City Hall в Нью-Йорке и Кремлевского дворца в Москве. Высокий статус этих площадок должен подчеркнуть дороговизну шоу, а огромные подмостки могут вместить 60 тонн декораций и оборудования, а также 20-метровый светодиодный экран, который способен расширить пространство сцены до бесконечности.

 expert_789_079.jpg Фото: Jeremy Daniel, Richard Termine / Cirque Du Soleil
Фото: Jeremy Daniel, Richard Termine / Cirque Du Soleil

Сценограф Стефан Руа создал для нового спектакля пышные декорации в стиле ар-нуво с его избыточной красотой и декоративностью, отдавая дань творчеству Гауди, Климта и Рене Лалика. Сцену обрамляют арки, увитые змеями; по бокам стоят два причудливых корабля с орлиными головами, предназначенные для музыкантов; по сцене ездит странного вида сосуд с шестируким мутантом. Все это царство волшебника Зарка, который смотрит на нас со всех афиш. Согласно синопсису, он потерял магические способности вместе со своей любовью, ассистенткой Лией, и теперь блуждает по лабиринтам воспоминаний в надежде вернуть былое. Но сюжет этот весьма условен и в самом спектакле почти не читается, тем более что идет он не на английском, а на выдуманном дюсолейском языке. Так что первый акт выглядит просто чередой обычных цирковых номеров в эффектном обрамлении. Второй сделан гораздо интереснее и динамичнее и демонстрирует не только высокий класс артистов, но и недюжинную фантазию постановщиков. Над «Зарканой» работал квебекский режиссер Франсуа Жерар, автор фильмов «Красная скрипка» и «Шелк». Немудрено, что в его шоу большую роль играют мультимедийные эффекты. Знаменитое «Колесо смерти», заставляющее зрителей хвататься за сердце, тут благодаря видеопроекции превращается в шестеренку какого-то хитроумного механизма. Акробаты в колесах Сира множатся на экранном заднике до бесконечности. А воздушные гимнасты на трапециях летают над огромной сетью, в центре которой извивается женщина-паук — канадская певица Кассиопея. Она играет в спектакле пять ролей и озвучивает их разными голосами, превращая шоу в настоящую рок-оперу. Ее партнером в Нью-Йорке был знаменитый Гару, но в Москву он, к сожалению, так и не приехал. Роль Зарка играет другой артист, Пол Биссон, которому явно не хватает харизмы, чтобы захватить огромный зал Кремлевского дворца. Так что его номера, несущие основную смысловую нагрузку, выглядят достаточно вяло. Ситуацию спасают коверные. Причудливые персонажи в белых одеждах своими веселыми выходками оттеняют мелодраматические страдания главного героя. А фантастический полет клоуна над зрительным залом заставляет зрителей затаить дыхание.

Но в целом в «Заркане» гораздо меньше юмора, чем в прошлогоднем «Кортео». Ее декадентский, пряный сюрреализм адресован прежде всего взрослым, и семейным зрелищем это шоу не назовешь. Так что лучше сэкономьте деньги и оставьте детей дома или отправьте их в цирк на Цветном.