Увы, не партнеры

13 февраля 2012, 00:00

Редакционная статья

Фото: AP

Российское вето на резолюцию Совбеза ООН по Сирии вызвало такой вал критики нашей страны, какого не бывало, пожалуй, со времен войны с Грузией. США, европейские страны и Лига арабских государств пытаются представить дело так, что отныне Россия ответственна за уничтожение режимом Асада собственного народа. Ответственность за это, однако, лежит на самом Западе и монархиях Залива, которые изначально взяли курс на снос действующей модели сирийского государства, а потому делали все, чтобы исключить реальный политический диалог между властями и оппозицией.

Подобную позицию с теми или иными вариациями высказывали различные российские политики и дипломатические представители. С ней можно только согласиться, но можно и кое-что добавить. Добавить по поводу стиля общения с Россией, принятого ныне на Западе и во всей красе проявившегося в последние дни в западной реакции на российское вето.

Стиль этот можно описать как поведение капризного, избалованного ребенка. Когда он не получает желаемого, это моментально вызывает истеричную обиду; когда ему идут навстречу, его поведение тут же становится надменным и даже презрительным. Сравним западную реакцию на поведение России в ливийском и сирийском кризисах.

При голосовании по резолюции СБ ООН по введению над Ливией режима «открытого неба» российская сторона совершенно спокойно воздержалась. Однако далее эта резолюция была истолкована настолько расширительно, что Москва неоднократно выражала свое несогласие, но российские протесты уже никого не интересовали. Ни о каких консультациях по поводу того, что именно стоит делать в Ливии, а чего не стоит, западные лидеры и слышать от России не хотели. Полагая, что российское «воздержались» ни к чему Запад не обязывает.

Неудивительно, что во время сирийского кризиса Россия, сделав выводы, заняла обратную позицию — никаких резолюций без подробнейшего описания того, что можно, а чего нельзя. Но такой подход вызвал на Западе настоящую истерику. Хотя, казалось бы, чего истерить-то? А вы чего от России ожидали, что после того, как ее «послали» в Ливии, она и дальше будет на все закрывать глаза? Если западные лидеры рассчитывали, что Россия в будущем может стать для них настоящим партнером, то, наверное, в ливийском кризисе стоило прислушиваться к ее мнению. Но раз вы этого не делали, то стоит ли удивляться, что в следующий раз — по Сирии — она будет вести себя совершенно иначе?

В общем, Ливия оказалась своего рода тестом на искренность отношений между Россией и Западом, в частности на реальность «перезагрузки» российско-американских отношений. Ливия была весомым геополитическим активом, но далеко не самым важным. К тому же Каддафи в самом деле был весьма специфическим лидером, который умел портить отношения. Поэтому в критической ситуации Россия посчитала возможным поставить Ливию на карту отношений с Западом. Однако ливийский тест показал, что Россию настоящим партнером на Западе, прежде всего в США, не считают. Никакого диалога с учетом общности долгосрочных интересов с Западом выстроить нельзя. По крайней мере сейчас, когда мы наблюдаем фантастически ситуативную, фантастически близорукую внешнюю политику в исполнении не только американских, но и европейских лидеров, которые готовы жертвовать своими преданными многолетними союзниками, тем же Мубараком, не понятно ради чего. При том что результаты этого предательства довольно очевидны. В Северной Африке и на Ближнем Востоке создается колоссальная по своим масштабам зона нестабильности, которая грозит то ли полномасштабной региональной войной, то ли мощным экспортом терроризма в Европу. Россия категорически не согласна с такой политикой, и потому реагировать на западную медиаистерику не собирается.