Ничего личного

Культура
Москва, 20.02.2012
«Эксперт» №7 (790)
Через одиннадцать лет после дебюта в Мариинском театре Дмитрий Черняков во второй раз поставил «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии». Премьера оперы Николая Римского-Корсакова состоялась в амстердамской De Nederlandse Opera

Фото: Monika Rittershaus

Первая в третьем тысячелетии оперная премьера в Санкт-Петербурге казалась декларацией о намерениях едва начинавшего путь режиссера и таила в себе немало чудес. Прописанные в либретто заволжские пейзажи словно были позаимствованы с полотен художников-сюрреалистов; русско-татарское побоище освещалось лампами НКВД; земной ад располагался прямиком на петербургской Сенной площади; райские врата скрывались за приплывшей из воспоминаний о безоблачном советском детстве рассохшейся дачной верандой, а неотличимая от соседской бабушки райская птица Алконост в финале везла изможденное тело заглавной героини на блокадных саночках и неспешно курила в форточку, наглядно демонстрируя, что же такое эта пресловутая божья благодать. Главным же чудом созидавшегося с чистого листа и в чистом поле спектакля (западного контекста оперной режиссуры отечественная публика в 2001 году не знала, а о собственном говорить еще не приходилось) была та еретическая свобода, с которой тридцатилетний тогда Дмитрий Черняков сшивал в авторское театральное целое эпохи русской истории и мирового искусства.

Шестая за нынешний сезон премьера De Nederlandse Opera выглядит совершенно иначе. Вместо Рене Магритта — практически реплика «Зеркала» Тарковского (восторженный вздох всего зала и дружные аплодисменты после открытия занавеса), вместо фантастических игр подсознания — общие места нормативной эстетики то ли уже вчерашнего, то ли еще сегодняшнего европейского театра. Там было пронзительно, коряво, литургично — здесь прагматично, технично и предельно политкорректно. Отличный дизайн, отличный свет — и отлично отрепетированный набег бесящихся с жиру антиглобалистов на расплачивающихся за свое благополучное равнодушие жертв консюмеризма. Жители Амстердама и гости голландской столицы испытывают благодарную радость узнавания: режиссура пересказывает содержание партитуры Римского-Корсакова на театральном языке, внятном среднестатистическому европейцу — не слишком хорошо ориентирующемуся в перипетиях фабулы четырехчасовой оперы про those Russians и, разумеется, слыхом не слыхавшему о прежнем спектакле Чернякова.

Между тем метаморфозы, произошедшие с «Китежем» по пути из Петербурга в Амстердам, красноречиво говорят о том, как эволюционировал за это время его автор. Для герметичного пространства отечественного театра Черняков был слишком крупной величиной еще в начале 2000-х, сегодня он стал единственным режиссером родом с одной шестой суши, сделавшим по-настоящему удачную карьеру за рубежом. Поэтические коды его прежнего театра не нуждались в переводе и переводу не поддавались — Черняков говорил с российским зрителем на языке, понятном без слов и без словаря лишь по эту сторону Буга. Новый «Китеж» поставлен режиссером, в ближайших планах которого значатся новые спектакли на всех главных музыкальных сценах мира, от нью-йоркской Метрополитен-опера до миланской Ла Скала, — и которому волей-неволей приходится форматировать свой творческий метод, принимая общие для театрального мейнстрима правила игры

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (790) 20 февраля 2012
    Авиапром
    Содержание:
    К взлету не готовы

    Программа Минпромторга по развитию авиационной промышленности до 2025 года требует серьезной доработки. Прежде всего необходимо сделать более реалистичными планы по завоеванию доли мирового рынка и учесть отраслевые стратегии двигателестроителей, материаловедов и приборостроителей

    Частные инвестиции
    Наука и технологии
    Реклама