Власти посчитали обналичку…

Повестка дня
Москва, 20.02.2012
«Эксперт» №7 (790)

... и ее размер на первый взгляд оказался обескураживающим. По данным, озвученным первым вице-премьером Виктором Зубковым, координирующим рабочую группу по выявлению и пресечению незаконных финансовых операций, размах таковых составил около 2 трлн рублей, или примерно 4% ВВП страны. По подсчетам чиновника, по 1 трлн пришлось на нелегальный вывод средств за рубеж и на внутреннюю обналичку.

Если поверить эту гармонию алгеброй макроэкономической статистики, то по крайней мере в части трансграничных операций итог получается близкий. По данным ЦБ, вывод капитала через сомнительные операции в 2011 году составил 29,2 млрд долларов, при среднегодовом курсе чуть менее 30 это без малого 900 млрд рублей. А если учесть, что еще 13 млрд долларов в платежном балансе «потерялись», став чистыми ошибками и пропусками, и какую-то из них тоже смело можно отнести на серый вывоз капитала, то цифра в 1 трлн таких операций не кажется завышенной.

Что касается масштабов внутренней обналички через договоры с фирмами-однодневками, то здесь остается поверить данным Зубкова. Никакой официальной статистики на сей счет, разумеется, нет. Из появлявшихся в прошлом экспертных оценок, по-видимому, действительно вытекает, что размах этого рынка в современном масштабе цен описывается цифрой, близкой к названной.

Однако надо все же уточнить, кто и в каких масштабах выступает страдающей стороной. В класс сомнительных трансграничных операций попадают прежде всего достаточно популярные схемы ухода от налогов, связанные с внешнеторговыми операциями: невозврат экспортной выручки и фиктивный импорт по поддельным таможенным декларациям, а также фиктивные операции с ценными бумагами. В платежном балансе они, естественно, проходят как утечка капитала, но по сути, как неоднократно отмечалось многими, главное их назначение — вывод денежных потоков из-под национального налогового контроля. В дальнейшем деньги обычно снова возвращаются в экономику России через прямые инвестиции и займы из офшоров (между двумя этими потоками инвестиций отсюда и сюда существует заметная корреляция). Страдающей стороной при этом оказывается бюджет.

Оценивая размеры лазейки, то есть количество денег, «украденных» таким способом населением России у своего правительства, можно исходить из того, что доля потенциальных доходов бюджета в них, как в ВВП в целом, составляет порядка 35%, то есть 300–350 млрд рублей. При обналичке через фирмы-однодневки и банки, которые специализируются на этом виде хищений, речь идет, по-видимому, о примерно тех же суммах налоговой экономии. Итого максимум 600–700 млрд, чуть более 1% ВВП, или около 3% доходов консолидированного бюджета. Это, конечно, немало, ведь на такую сумму можно было бы снизить официальную налоговую нагрузку для законопослушных плательщиков. Но в принципе и не так уж критично, учитывая, что более строгое налоговое администрирование тоже стоит денег.

К этому можно добавить, что Минфин давно уже предлагал методы защиты своего «бизнеса по сбору налогов» от внешнеторговых с

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (790) 20 февраля 2012
    Авиапром
    Содержание:
    К взлету не готовы

    Программа Минпромторга по развитию авиационной промышленности до 2025 года требует серьезной доработки. Прежде всего необходимо сделать более реалистичными планы по завоеванию доли мирового рынка и учесть отраслевые стратегии двигателестроителей, материаловедов и приборостроителей

    Частные инвестиции
    Наука и технологии
    Реклама