Путин раскритиковал банкиров

27 февраля 2012, 00:00
Фото: AP
Владимир Путин обеспокоен ставками кредитов для бизнеса

Премьер Владимир Путин поручил Минфину проанализировать ситуацию с ростом процентных ставок по банковским кредитам. В ходе заседания президиума правительства в прошлую среду премьер поинтересовался у министра финансов Антона Силуанова, почему коммерческие банки поднимают ставки, приведя в качестве примера жалобы алтайских предпринимателей. Министр финансов заявил, что нужно рассмотреть вопрос, поскольку «банки привлекают средства не только с межбанковского рынка, не только от Центрального банка, но привлекают и ресурсы от населения». «Это понятно, что они привлекают всякие ресурсы, но если они начинают повышать ставки, то они сами разгоняют инфляцию. Зачем? Нет объективных причин для этого. ЦБ не повышает ставку рефинансирования», — заявил Владимир Путин.

Действительно, после продолжительного снижения кредитных ставок в 2010–2011 годах прошлой осенью тренд неожиданно развернулся, и банки начали увеличивать цену заемных ресурсов для предприятий. Если использовать в качестве примерного ориентира среднюю ставку по кредитам на срок до года, ежемесячно рассчитываемую ЦБ, то она выросла с минимального уровня 8% годовых в рублях в июле-августе 2011 года до 9,3% в декабре (более свежие данные недоступны). Это означает, что реальная, с поправкой на инфляцию, ставка превысила в конце года 4% — это уровень начала 2009-го, когда финансовый кризис был в самом разгаре. Кроме того, надо учитывать, что «средняя температура по больнице» в исполнении ЦБ имеет весьма слабую информативную ценность — средневзвешенная ставка вынужденно тяготеет к ставкам по кредитам крупнейших заемщиков, полученным преимущественно у госбанков. Средний и малый бизнес (СМБ) вынужден кредитоваться существенно дороже. Скажем, как показал наш экспресс-опрос банков и заемщиков в регионах, диапазон конечных ставок по кредитам СМБ в Екатеринбурге составляет сейчас 11–17%, в Ростове-на-Дону и Краснодаре — 14–24%.

Макроэкономических и регуляторных предпосылок для роста ставок, как совершенно справедливо заметил премьер, не было — инфляция упала до рекордно низких уровней, ставка рефинансирования в декабре даже была слегка опущена. Ключевой причиной роста кредитных ставок стал осенний кризис ликвидности, спровоцированный искусственным профицитом бюджета, возникшим вследствие недофинансирования плановых бюджетных расходов. Испытывая дефицит средств, банки вынуждены были обратиться к дорогим каналам фондирования — депозитам Минфина, коротким кредитам ЦБ и вкладам населения, ставки по которым осенью также начали повышаться. Теперь, когда обстановка с ликвидностью нормализовалась, кредитные ставки подпирает снизу подорожавшая привлеченка. Существенно снизить ставки в таких условиях можно, лишь зарезав маржу. В рыночных условиях эту болезненную операцию совершает конкуренция. В условиях олигополистического российского рынка могут подействовать и административные рычаги.

Пожалуй, впервые за годы своего пребывания на высших государственных постах Путин высказал озабоченность по поводу дороговизны банковских кредитов для бизнеса. И хотя адресат поручения «разобраться с банками» выбран не вполне точно (все же у Минфина гораздо меньше прямых и косвенных рычагов воздействия на процентную политику банков, чем у ЦБ), есть все основания надеяться, что вопрос останется «на контроле» и после выборов.

Впрочем, последствия критики премьера могут быть самыми неожиданными. Например, Сбербанк, Россельхозбанк и ВТБ будут вынуждены проявить «добрую волю» и решиться хотя бы на символическое снижение своих кредитных ставок. В этом случае и так изнывающие от демпинга госбанков частные кредитные учреждения увидят спины заемщиков, а тенденция к монополизации кредитного рынка государственными финансовыми тяжеловесами еще более усилится.