Не быть выше народа

12 марта 2012, 00:00

Редакционная статья

Фото: Дмитрий Лыков

Национальные выборы напрягают общественно-политическую систему. Они призывают граждан делать свой однозначный выбор, нужно поставить галочку только в одном квадратике, без всяких там «с одной стороны — с другой стороны». Они заставляют политических игроков предъявлять избирателям все, что у них есть, заставляют бороться предельно напряженно, поскольку нельзя быть «немного избранным».

Отсюда, кстати, очевидна вредность графы «против всех», возвращения которой требуют некоторые политические силы. Эта графа позволяет уклониться от выбора в ожидании своего идеального кандидата в президенты или идеальной партии. Но проблема в том, что выбирать приходится не в идеальных выдуманных условиях, а в конкретной ситуации, из конкретных кандидатов, которые оказались вынесенными на самый верх самим течением жизни страны, со всеми сложностями, противоречиями и даже пороками. Рациональный подход к политической жизни — а именно он требуется от избирателя — не предполагает идеалистических фантазий.

На наш взгляд, прошедшие выборы президента и депутатов российского парламента оказались полезны для общества. Они дали новое понимание целого ряда проблем и возможностей — от митинговой активности, которая внезапно стала легальной, от переоценки характера работы СМИ в сегодняшних условиях (имеются в виду не только изменения в информационной повестке федеральных телевизионных каналов, неожиданно обретшей плюрализм, но и беспрецедентно жесткая пропагандистская работа «либеральных» медиа, часто переступающих все возможные границы профессионализма) до осознания чрезвычайной удручающей умственной бедности российского интеллектуального класса, интеллигенции.

Энергия недовольства, разогретая грубо проведенными парламентскими выборами, выплеснулась на улицу. Казалось, многотысячные митинги, от которых все отвыкли (а многие никогда их и не видели), существенно и непредсказуемо сдвинут политическую систему. Однако лидеры толпы оказались совершенно неадекватны стоящему перед ними вызову. Активисты попытались присвоить себе право говорить с властью от имени всего народа. Якобы только они сохраняют ясный ум, в то время как народная масса одурманена государственной пропагандой и не имеет достаточных умственных навыков, чтобы осмысленно голосовать на выборах. Такое отношение к народу легко прочитывается в трактовке президентских выборов как заведомо несправедливых и нелегитимных. Действительно, если бы народ правильно понимал сложившуюся в стране политическую ситуацию, он не пошел бы на выборы в знак протеста против текущего положения дел или, по крайней мере, не отдал бы Путину 63% голосов. Но поскольку он не осознает реального трагизма ситуации, не следует соотносить с ним свои активные политические действия. Политика — удел избранных, мы — эти избранные и есть. Примерно такова логика руководителей социального протеста последних месяцев. Из этого следуют два вывода. Во-первых, протестные лидеры будут терять массовую поддержку. Это было видно уже на митинге на Пушкинской площади, где собралось относительно мало людей. Во-вторых, оппозиции придется идти по пути все большей радикализации, отпугивая мирных граждан и хипстеров, но привлекая экстремистов. Эту динамику можно наблюдать на примере депутата Пономарева — от инноваций и Сколкова до оппозиционной палатки в заснеженном фонтане.

С сожалением приходится констатировать и неконструктивную позицию, которую заняла Лига избирателей. Провозгласив своей задачей добиваться чистых выборов — а с полезностью этой задачи безусловно согласятся все избиратели страны, — деятели Лиги быстро смещаются в сторону бескомпромиссной борьбы с Путиным.

Как всегда, российская интеллигенция, зараженная элитарностью и мессианством, чающая уже завтра прекрасного светлого мира, не хочет обратиться к реальности. Которая, кстати, вовсе не так ужасна.

Как относительно недавно сформулировал задачу выдающийся математик Игорь Шафаревич, необходимо «перестать понукать реальный народ. Цель истинной интеллигенции — понять, продумать, подвести в систему и выразить нерасчлененные тенденции, которые вызревают внутри народа». Только так можно нащупать потерянный нацией исторический путь.