Больше не партнеры

19 марта 2012, 00:00
Фото: ИТАР-ТАСС
Виктор Вексельберг ушел, хлопнув дверью

Олег Дерипаска и Виктор Вексельберг ссорятся: российские магнаты недовольны своим партнерством в «Русале», а конфликт их интересов уже вышел за внутрикорпоративные рамки.

В 2007 году бизнесмены и международная трейдинговая компания Glencore объединили свои алюминиевые активы на территории России, сформировав монополию и крупнейшее в мире предприятие по объемам выплавки алюминия. Журналисты «Эксперта» тогда присутствовали на презентации сделки. Все ее участники излучали удовольствие и позитивный настрой, хотя в рамках акционерного соглашения исключительное положение получал Олег Дерипаска — ему достался контрольный (66%) пакет акций в новой компании, при этом Виктор Вексельберг как миноритарий получил пост председателя совета директоров. И вот теперь он открыто высказал свое недовольство оперативным управлением компанией и громко хлопнул дверью: «…Я не согласен с целым рядом решений, принятых менеджментом, в том числе без согласования с советом и в нарушение соглашений акционеров, по вопросам стратегического развития компании, осуществления модернизации производства, проведения социальной и кадровой политики, в связи с чем считаю мое дальнейшее пребывание на позиции председателя совета директоров UC Rusal нецелесообразным». Со своей стороны «Русал» заявил, что г-н Вексельберг с февраля прошлого года очно не участвовал в советах директоров и других мероприятиях «Русала», поэтому вопрос о его уходе с ключевого поста «уже несколько раз поднимался» и давно назрел.

Одной из причин конфликта стали различия в бизнес-стратегии партнеров. В январе 2008 года «Русал» приобрел за 14 млрд долларов 25% акций другого металлургического гиганта — «Норильского никеля». В результате сделки в числе миноритарных акционеров «Русала» появились структуры еще одного известного бизнесмена — Михаила Прохорова. После кризиса 2008 года компания попала в непростое финансовое положение: ее долги составили более полутора десятков миллиардов долларов; кроме того, она оказалась вовлечена в корпоративный конфликт за борьбу над «Норникелем». Структуры, подконтрольные Вексельбергу, всячески дают понять, что поведение Дерипаски раздражает всех миноритариев «Русала», хотя последние публично по этому поводу и не высказывались. В частности, «младшие» акционеры «Русала» вроде как были рады принять предложение о продаже принадлежащих «Русалу» акций «Норникеля». В августе 2011 года «Норникель» предлагал за 15% акций своего уставного капитала 8,75 млрд долларов. Это предложение было отвергнуто.

Получается, что в отличие от амбициозного Олега Дерипаски миноритариям интереснее менее рисковая и более спокойная стратегия развития компании, в частности возможность получения высокого текущего дохода. Между тем после кризиса «Русал» не платит дивиденды; несмотря на улучшение финансовой ситуации в компании и рыночной конъюнктуры, они не запланированы и по итогам прошедшего года.

Однако похоже, что противостояние между Вексельбергом и Дерипаской вышло за рамки внутрикорпоративного контура и превратилось в настоящий конфликт бизнес-структур. К примеру, считается, что Вексельберг — один из бенефициаров монополизации и картельного сговора на рынке каустической соды, в результате которого цены на каустик оказались выше мировых. Одним из крупных потребителей каустика являются как раз алюминщики. Они же, точнее, «Русал», читай Дерипаска, стал ключевым инициатором антикартельного расследования на этом рынке, а значит, задел интересы своего партнера. Кроме того, «Русал» в период неблагоприятной конъюнктуры склонен жертвовать загрузкой мощностей своих предприятий, расположенных на Урале, а главный элемент их себестоимости — не самая дешевая электроэнергия, которая поступает от местных энергокомпаний, контролируемых Вексельбергом. Загрузка предприятий и цена на электричество — опять-таки предмет противоположных интересов двух бизнесменов.

Похоже, столь большой и насыщенный букет противоречий не позволяет надеяться на скорое разрешение конфликта двух российских магнатов.