Деловая конъюнктура

19 марта 2012, 00:00

Инфляция ускользает от измерения; Бюджет снова дефицитен; Прибыль банков сопоставима с нефтегазовой

Как известно, в этом году была перенесена на июль ежегодная индексация административно устанавливаемых цен и тарифов на энергоносители и услуги, относимые к естественным и локальным монополиям. Содержательно июль для этого, вероятно, подходит лучше января, поскольку на него приходится сезонный минимум потребления таких ресурсов, и волна от повышения тарифов, видимо, будет распространяться по экономике более постепенно и плавно, а не скачком, как бывало при индексации в январе. Тем не менее в нынешний переходный период мы сталкиваемся с некоторыми проблемами.

Содержательная проблема — падение доходов в бюджетах регионов и снижение доходов самих производящих компаний из-за потери прибыли и налогов на нее. Коммунальный сектор (производство и распределение электроэнергии, газа и воды) начиная с четвертого квартала прошлого года и так убыточен, даже с сезонной поправкой. И ясно, что эта убыточность никуда не денется до корректировки.

В итоге бюджет РФ стал потрескивать. Невзирая на среднемесячную цену нефти марки Brent 119,3 доллара за баррель, наивысшую с апреля прошлого года, дефицит февраля 6,4% ВВП. А не нефтегазовый дефицит после поправки на сезонность и сглаживания иррегулярных колебаний в первые два месяца нынешнего года вернулся к 13–14% ВВП, где он пребывал лишь в самые трудные месяцы 2009 года.

Нынешний дефицит тоже отчасти циклический и связан с переносом ежегодной индексации административно устанавливаемых цен и тарифов с января на июль, а также с авансированием расходов по гособоронзаказу, которые в этом году заметно выше, чем в прошлом. Доходы самого федерального бюджета уменьшились не так сильно, но, как видно, ощутимо просели региональные бюджеты, в которых важную роль играют налоги на прибыль, в том числе и пострадавших от переноса регулирования естественных монополий. Посему дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов РФ и муниципальных образований отправлено за два месяца аж четверть годового плана, так же, впрочем, как и по расходам на оборону.

В какой мере восстановится бюджетная сбалансированность с июля, сказать пока сложно. Бюджетный план 2012 года, в котором уже учтено повышение денежного довольствия силовикам, составлен с дефицитом федерального бюджета 1,5% при цене нефти марки Urals 100 долларов за баррель и расчетном курсе доллара 28,7 рубля (его прогноз повышен в декабре до 31,1, но без корректировки параметров бюджета). По расчетам, бюджет сбалансируется при среднегодовой цене нефти Urals на уровне 119 долларов, если среднегодовой курс доллара будет около 30. В настоящее время такой прогноз кажется не слишком реальным.

Пока возникший дефицит федерального бюджета был профинансирован Минфином за счет возврата банками ранее размещенных у них на депозитах бюджетных средств. Из 561 млрд рублей, зафиксированных к началу 2012 года, к концу февраля оставалось 97,4 млрд. Так что монетарный эффект дефицита пока был в целом нейтральным. Более того, изъятие депозитов позволило компенсировать влияние на банковскую ликвидность начавшихся в январе покупок валюты Банком России.

Из-за временного перехода инфляции в латентную форму и утраты ориентира по ней, по крайней мере до начала второй половины года не очень понятно будет, нужно ли и, если нужно, в какую сторону корректировать денежно-кредитную политику ЦБ РФ, управление банковской ликвидностью и ставками. Сбились не только показатели в формате «изменение за 12 месяцев», на которые обычно ссылается ЦБ в своих решениях по ставкам и нормам резервирования, но и сезонный фактор, что делает невозможной корректную оценку изменения цен к предыдущему месяцу.

Чистый доход банков вырос за прошлый год в реальном выражении на 34,6% и был сопоставим с прибылью от добычи нефти и газа (858 млрд рублей против 1063 млрд). Однако этот прирост — в значительной мере «бумажный», и связан он с возмещением резервов на возможные потери, куда в основном отправлялись доходы банков в кризисном 2009-м и даже в 2010 году.

Чистые процентные доходы банков остаются три года подряд на уровне 1,2 трлн рублей (в ценах 2011 года), несмотря на значительное (около 24%) расширение кредитных операций в прошлом году. И это можно только приветствовать, поскольку данная тенденция говорит о том, что процентная маржа, которая в России все еще остается чрезмерной по мировым меркам из-за рисков, под действием конкуренции и макроэкономической стабилизации медленно, но снижается.