Снова все пропало

Сергей Сумленный
2 апреля 2012, 00:00

Компания Opel переживает дежавю. Немецкий автопроизводитель под американским управлением снова готовится если не к банкротству, то к закрытию заводов и массовым увольнениям

Фото: AP
Opel готовится если не к банкротству, то к закрытию заводов и массовым увольнениям

Рабочие Opel вновь выходят на демонстрации протеста, немецкие политики в панике, а американские менеджеры старательно прячут глаза и опровергают газетные сообщения о грядущем закрытии европейских заводов. Кажется, что ситуация вокруг немецкого автопроизводителя вернулась в 2009 год, когда вся Германия затаив дыхание следила за судьбой компании, серьезно пострадавшей от мирового экономического кризиса. Концерн Opel, убеждавший всех, что вышел из острой фазы кризиса благодаря жесткой программе экономии и внедрению новых инновационных моделей машин, снова готовится закрывать заводы и сокращать персонал.

Вас много, а Европа одна

Главные проблемы Opel — избыточные производственные мощности и искусственное ограничение рынков сбыта, продиктованное руководством концерна GM. Хотя для Opel жизненно важно увеличение объемов производства и продаж (опрошенные «Экспертом» специалисты говорили о необходимости продавать не менее 2 млн автомобилей в год), руководство GM прямо запрещает компании сбывать продукцию на любом рынке, кроме европейского. Таким образом, Opel приносится в жертву другим маркам, входящим в американский концерн (Baojun, Buick, Chevrolet, Cadillac, Daewoo, GMC, Holden, Isuzu, Jiefang и Wuling). В итоге Opel заперт на крайне ограниченном рынке с очень жесткой конкуренцией и не может противостоять даже другим немецким компаниям, получающим значительную выгоду от экспансии на китайский рынок. Более того, серьезной проблемой для Opel остается его зависимость от весьма ненадежного рынка наиболее кризисных стран Европы. На Италию и Испанию, страдающих от программ экономии, в 2011 году пришлось более 180 тыс. проданных автомобилей Opel, и не факт, что в нынешнем году этот уровень продаж удастся сохранить.

Политика GM смертельно опасна для компании. По признанию руководителей Opel, из-за невозможности экспансии на динамичные азиатские рынки конвейеры заводов загружены не более чем на 75%. По данным информационной записки, разосланной сотрудникам Opel руководителем департамента производства компании Петером Томом, каждый пятый завод компании в Европе однозначно лишний.

Новый 2009 год

Собственно, все нынешние проблемы Opel восходят напрямую к острому кризису, который он переживал три года назад. Тогда компания тоже страдала из-за избытка мощностей (на фоне падения спроса на легковые автомобили, вызванного мировым экономическим кризисом), из-за слишком высокой стоимости ранее сделанных займов, а также из-за лишнего персонала. На фоне кризиса материнского концерна GM (в конце концов американский концерн объявил себя банкротом и получил от правительства Обамы поддержку в размере более 50 млрд долларов) американцы всерьез планировали расстаться со своим европейским активом после почти вековой истории владения компанией.

Покупателем немецкой марки должен был стать консорциум российского Сбербанка и канадского производителя запчастей для автомобилей Magna. К лету 2009 года детали сделки были практически выработаны. По ее условиям 55% доли компании Adam Opel должно было достаться Magna и Сбербанку, еще 35% оставалось на руках у GM. Оставшиеся 10% следовало распределить между сотрудниками Opel. Сделка должна была быть выгодна всем. Magna получала доступ к заводам и ноу-хау Opel, Сбербанк начинал проводить операции в Западной Европе, а Opel сохранял заводы и рабочие места.

Главным европейским лоббистом сделки выступало правительство Германии. В преддверии парламентских выборов 2009 года правительству Ангелы Меркель было крайне важно сохранить 25 тыс. рабочих мест в стране. Неудивительно, что под продажу Opel власти ФРГ тогда выделили кредит в размере 5 млрд евро, притом что суммарная стоимость продажи оценивалась примерно в 7 млрд. Помимо кредита от немецкого правительства около 700 млн евро консорциум должен был инвестировать из собственного капитала. Наконец, 1,5 млрд евро должен был составить взнос сотрудников Opel — они соглашались на сокращение своих зарплат в течение ближайших десяти лет именно на эту сумму.

Обманчивые собственные силы

Но, несмотря на все надежды, сделка, обещавшая стать для российского капитала событием века, сорвалась в последний момент. Совет директоров GM, тянувший с утверждением договора продажи полтора месяца, в середине сентября 2009 года внезапно отказался от всех своих прежних обязательств и решил Opel не продавать. Вместо передачи актива в руки русских General Motors сделал ставку на собственные силы и поддержку американского правительства.

Уже к концу 2010-го General Motors вышел из-под опеки государства и совершил самое крупное в истории размещение акций — на 23,1 млрд долларов. Тогда это казалось небывалым успехом — всего-то 16 месяцев спустя банкротства и получения госпомощи в объеме более 50 млрд долларов.

В декабре 2010-го GM попытался последовать планам оздоровления своей немецкой «дочки» Opel, разработанным еще консорциумом Сбербанка и Magna, и закрыл завод в бельгийском Антверпене (2,5 тыс. сотрудников, ежегодное производство — 41 тыс. автомобилей модели Astra). По заявлению главы Opel Ника Рейлли, немецкая компания должна была выйти на уровень прибыльности самое позднее в 2012 году, при этом общее число сотрудников (чуть более 40 тыс. человек) должно было сократиться на 8 тыс. человек. Однако по итогам 2010 года Opel вместе со своей британской «сестрой» Vauxhall, производящей модельный ряд Opel под своей маркой, смог продать лишь 1,23 млн автомобилей, что означало падение производства на 4,5% по сравнению с предыдущим годом, и зафиксировать убытки более чем в 1 млрд евро.

Тяжелые времена продолжались. В 2011 году заводы компании произвели всего 1,27 млн автомобилей, чего явно не хватало для устойчивого положения. Убытки составили 575 млн евро. У британской ветки Opel дела пошли еще хуже. За первые два месяца 2012 года объемы производства на заводах Vauxhall сократились на 20% по сравнению с аналогичными месяцами предыдущего года.

Выбирая спасательную соломинку

Единственной надеждой для Opel в создавшихся условиях остается радикальная перекройка компании, существенное сокращение рабочих мест и превращение автопроизводителя в небольшого локального игрока. Исходя из того, что внутри компании речь идет о сокращении примерно 20% мощностей, а главным пострадавшим от их избытка является марка Vauxhall, основным кандидатом на закрытие является, видимо, завод в британском городе Эллсмер-Порт. Завод этот производит 187 тыс. автомобилей Opel Astra в год и дает работу 2,1 тыс. сотрудников. Второй возможной жертвой сокращения должен стать, по мнению профсоюзов, объединяющих работников Opel, завод в немецком Бохуме (3,1 тыс. человек, мощность 160 тыс. автомобилей в год, специализируется на моделях Opel Zafira и Opel Astra, третий по величине завод Германии). Помимо Бохума в Германии у Opel еще есть заводы в Рюссельсхайме под Франкфуртом-на-Майне (180 тыс. автомобилей, 3,5 тыс. сотрудников) и в Эйзенахе (190 тыс. автомобилей, 1,6 тыс. сотрудников), а также завод компонентов в Кайзерслаутерне, дающий работу 2,7 тыс. человек.

Впрочем, в ведущих немецких изданиях на прошлой неделе уже появились спекуляции на тему возможного закрытия и завода в Эйзенахе: в четверг об этом заявила уважаемая экономическая газета Handelsblatt. Сам же Opel в официальном заявлении, распространенном в тот же день, поспешил опровергнуть эти слухи. «Сегодняшние спекуляции газеты Handelsblatt, что якобы Opel планирует продать свой завод в Эйзенахе, лишены всяких оснований и неверны. Продавать завод в Эйзенахе не планируется», — гласит краткое заявление компании.

Между тем любые намерения компании по сокращению персонала вызывают резкую критику со стороны профсоюзов. «Постоянно экономить все больше и больше, пытаясь угнаться за сокращающейся долей рынка — это старый курс в никуда, который General Motors проводит по отношению к Opel уже добрых двадцать лет», — заявил член производственного совета Opel и региональный лидер профсоюза IG Metall Армин Шильд.

Новая метла?

Вне зависимости от планов закрытия заводов руководство GM пошло на перестановки в управлении компании. Как стало известно в прошлую среду, место руководителя продаж Opel с 1 июля займет Альфред Рик — бывший топ-менеджер по продажам концерна Volkswagen, существенно увеличивший объем продаж автомобилей концерна VW в Китае. Ранее Рик работал на Volvo. Впрочем, пока непонятно, станет ли назначение Альфреда Рика действительно услугой для Opel. Во-первых, вряд ли можно сказать, что его предшественник на этом посту Алан Виссер не справился с обязанностями: иначе его бы не перевели на работу с более важной для концерна GM маркой — Chevrolet. Более того, хотя Рик и работал в основном с европейскими марками, его главная компетенция — Китай: для VW он осваивал китайский рынок, работа в Volvo тоже проходила под руководством китайского концерна Geely. Насколько пригодными для Opel окажутся его навыки, неизвестно.

Впрочем, самым долгосрочным по последствиям решением General Motors, касающимся развития на европейском рынке, должно стать заключение технологического альянса с PSA Peugeot-Citroёn, о чем компании заявили в середине прошлой недели. В ходе дополнительной эмиссии акций в объеме 1 млрд евро, проведенной французским автопроизводителем, General Motors стал владельцем 7% долей компании, при этом доля семьи Пежо сократилась с 30,3 до 25,2%. Согласно официальному заявлению GM, семья Пежо добровольно отказалась от сохранения своей доли акций, что является «знаком особого доверия».

Альянс американских и французских автоконцернов должен, по словам его участников, помочь двум гигантам в течение ближайших пяти лет сократить общие расходы на 1,5 млрд евро. В рамках технологического сотрудничества концерны планируют не только вести совместные инженерные разработки узлов и деталей, но и производить общие платформы автомобилей. По заявлению GM, речь идет в первую очередь о малолитражных легковых автомобилях, а также об автомобилях среднего класса и кроссоверах. Первый автомобиль на общей базе должен сойти с конвейера в 2016 году, заявили в GM. В рамках сотрудничества концерны также обещают создать единую систему закупки материалов и компонентов с ежегодным оборотом 125 млрд долларов.

Не ясно, однако, какую именно роль в спасении Opel может сыграть такой альянс. Франция, где позиции PSA особенно сильны, — четвертый по значимости рынок сбыта для Opel, а самый большой автомобильный рынок Европы, Германия, — первый. На любом из этих рынков расширение объемов сбыта одного концерна будет почти неминуемо означать сокращение доли продаж другого — и избежать подобного «взаимного каннибализма» будет очень трудно. Таким образом, технологический альянс может оказаться выгодным для GM и PSA Peugeot-Citroёn в целом, однако для Opel он может стать роковым.

Берлин