Действуйте аполитично

9 апреля 2012, 00:00

Бурный избирательный цикл оживил множество мифов, и с постепенным успокоением страстей от этих мифов надо избавляться. Один из таких мифов — понимание демократии как политического порядка, сравнительно легко достижимого при нескольких простых институциональных изменениях и нескольких громких отставках. Мы спотыкаемся об это уже двадцать лет, нам постоянно кажется, что есть некий рычаг, нажав на который можно волшебным образом перевернуть всю страну: «вот спихнем коммунистов…», «вот объявим частную собственность…», «вот примем правильную конституцию...», «вот добьемся отставки Путина…» и т. д. Болезнь обострилась прошедшей зимой, когда казалось, что «режим» уже закачался, и многие люди, для которых важна ценность свободы, связали с этим обстоятельством свои надежды. Тут неизбежно разочарование, потому что надеяться придется на что-то другое.

Тот аргумент, что современная демократия устроена очень сложно, что страны, ею обладающие, прошли многовековой и часто кровавый путь к ней, сильно обесценен тем, что часто использовался как универсальная отмазка чиновниками, употреблявшими его для оправдания вполне конкретных безобразий. Однако понятная усталость от речей наподобие «Россия не готова к демократии» не должна заслонять справедливость этого аргумента.

Сейчас, когда большие выборы позади и отзвучали крики радости по поводу «победы над оранжевой чумой» и стоны печали по поводу «утраченного исторического шанса», следует принять один непопулярный тезис. До тех пор пока средний класс, то есть экономически и социально свободные и состоявшиеся люди, не достигнет такой доли избирателей, поддержка которой будет решающей для победы той или иной политической силы, нас ждет либо политический режим с большими или меньшими элементами авторитаризма, либо непрекращающаяся череда политических кризисов с риском впадения в левый популизм. Устойчивая демократия возникнет не в результате борьбы столичных интеллектуалов с Путиным, а в результате несырьевого экономического роста, который ведет к росту среднего класса, возникновению массы новых крупных промышленных компаний, борьбы различных групп за свои социальные права, борьбы самого государства за повышение своей эффективности и дееспособности, к чему его толкает непростая международная установка. Хотя, разумеется, нельзя исключить, что лавры победителей в итоге достанутся интеллектуалам — обычно так оно и случается; электрик Лех Валенса — исключение.

Есть другой миф, согласно которому проблема демократии вовсе не касается России. Есть много людей, искренне убежденных, что декабрьские выступления за честные выборы объясняются исключительно происками внешних сил, а «народу» не нужно ничего, кроме отеческой заботы со стороны «власти». Однако общие закономерности общественного развития, кажется, все же существуют. Как быть с тихим Ярославлем, жители которого на выборах дружно прокатили кандидата от «Единой России»? Причем многие из них хорошо осведомлены о слабых сторонах победителя. Как быть с Тольятти, где мэром стал Сергей Андреев, который шел к этой победе много лет, последовательно завоевывая доверие горожан и, на наш взгляд, показывая пример поистине демократической политики? Как быть с тем, что Кремль проводит политическую реформу, к которой, как это опять-таки обычно случается, примешивается доля политической манипуляции — ровно под влиянием декабрьских протестов и снижения уровня поддержки партии власти?

Социолог Карин Клеман в книге «От обывателя к активисту», написанной ею совместно с коллегами по Институту коллективного действия, описывает одно из свойств, которое отличает успешные социальные движения в современной России. Активисты этих движений, пишет она, мыслят политически, а говорят аполитично. То есть, понимая те угрозы и возможности, которые представляет существующая политическая среда, они строят свои стратегии достижения конкретной цели исходя из этих угроз и возможностей. Этим они отличаются от радикальных оппозиционеров, которые говорят политически, а мыслят, напротив, как-то даже по-детски аполитично.

Так вот, нам стоит научиться ставить конкретные цели (от ремонта городского водопровода до ускоренного роста национальной промышленности) и достигать их, действуя аполитично, а мысля политически. Существующий порядок дает для этого множество еще не использованных возможностей, и, используя их, мы тем самым расширяем пространство политического участия, пространство свободы, помогая появлению устойчивой демократии. Нет никаких прогнозов по поводу того, когда она возникнет, но есть шанс провести оставшееся до этого момента время интересно и с пользой.