Электроды выходят из тени

Андрей Горбунов
9 апреля 2012, 00:00

Группа «Энергопром», крупнейший в России производитель электродов и углеграфитовой продукции и одна из самых непрозрачных компаний в металлургии, объявила о намерении провести IPO и достичь капитализации в 1 млрд долларов

Фото: energoprom.ru
Группа «Энергопром» объявила о намерении провести IPO

Электродная промышленность у многих ассоциируется с обычными сварочными электродами, производством которых занимаются десятка полтора некрупных заводов в России. На самом деле это лишь небольшой сегмент отрасли, основная же ее продукция — крупные, весом до нескольких тонн, электроды, применяемые для плавки алюминия и стали. Их производство сконцентрировано на трех больших предприятиях — Новочеркасском, Новосибирском и Челябинском электродных заводах. Сейчас все они входят в компанию «Энергопром», являющуюся частью группы «Ренова», одним из бенефициаров которой значится Виктор Вексельберг. За эти активы в 1990-х — начале 2000-х шли алюминиевые войны. Корпоративная непрозрачность и запоздалый по сравнению с другими российскими металлургами выход «Энергопрома» на биржу стали следствием того, что среди бенефициаров компании до последнего времени числились самые одиозные участники алюминиевых войн, включая, например, Льва Черного.

Легенды девяностых

Возникновение «Энергопрома» связано с деятельностью легендарной британской компании Trans World Group (TWG), интересы которой в России представляли братья Лев и Михаил Черные. К середине 1990-х TWG установила контроль над большинством предприятий алюминиевой и сталелитейной промышленности России. «Энергопрому» отводилась роль торгово-сбытового подразделения TWG, специализирующегося на поставках сырья для электродных и алюминиевых заводов. В 1995 году компания стала основным торговым партнером всех трех крупнейших электродных заводов России. Исключительная роль в деятельности этих предприятий позволила посреднику глубоко проникнуть и в их капитал. Поэтому, когда к началу 2000-х бизнес-империя TWG распалась, российские менеджеры «Энергопрома», получившие контроль в капитале этой компании, попытались купить ключевые электродные заводы. Однако на эти активы были и другие претенденты — алюминиевые холдинги («Сибирский алюминий» Олега Дерипаски и «Суал» Виктора Вексельберга).

Особенно упорная борьба развернулась за Новосибирский электродный завод (НовЭЗ), что неудивительно: НовЭЗ с момента основания в 1965 году являлся, наряду с Днепровским электродным заводом, ключевым поставщиком катодных блоков и анодной массы для советской алюминиевой промышленности. Конфликты и судебные тяжбы вокруг НовЭЗа продолжались несколько лет. Алюминщики так и не смогли перехватить там оперативное управление, сосредоточенное в руках бизнесмена Дмитрия Босова — человека, который стоял у истоков созидания «Энергопрома» и являлся одним из ближайших партнеров и соратников Льва Черного. Только к 2006 году «Ренова» сумела выкупить у Босова принадлежащий ему контрольный пакет акций компании. Судя по всему, именно тогда «Ренове» и удалось избавиться от одиозных энергопромовских акционеров. Как нам пояснили в «Энергопроме», сегодня основными бенефициарами компании являются Виктор Вексельберг и ряд неназванных частных инвесторов, среди которых Льва Черного уже нет.

От конкуренции к специализации

После перехвата управления над «Энергопромом» новый собственник начал оптимизацию производственных процессов на предприятиях группы. «Ранее каждый из трех заводов компании был самодостаточным производством. Предприятия выпускали продукцию широкого профиля, продукты пересекались. Нужно было тратить много усилий для предотвращения конкуренции между заводами хотя бы на российском рынке», — рассказывает генеральный директор «Энергопрома» Алексей Надточий.

В результате оптимизации Новочеркасский электродный завод стал базовым предприятием группы по производству графитированных электродов для черной металлургии. На Челябинском электродном был остановлен выпуск катодных блоков и графитированных электродов, а на освободившихся мощностях в начале 2012 года запущена анодная фабрика мощностью 100 тыс. обожженных анодов для алюминиевой промышленности. Новосибирский электродный завод остался единственным производителем катодных блоков для алюминщиков. Несмотря на контроль над основными производственными активами, «Энергопром» в России далеко не единственный игрок. Хорошая конъюнктурная ситуация привлекла на наш рынок множество иностранных компаний, в частности американскую GrafTech и немецкую SGL. «Рынок электродов для сталеплавильных дуговых печей высококонкурентен, сейчас нет проблем с приобретением электродов что российского, что иностранного производства. Главное — вопрос цены на конкретном тендере», — говорит представитель одного из сталелитейных заводов. При этом спрос на продукцию заводов «Энергопрома» (см. график 1) непрерывно и довольно быстро рос на протяжении всех 2000-х. Это было связано и с ростом мирового потребления стали и алюминия, и с процессом замены в России мартенов на электропечи.

Несколько иная ситуация сложилась у второго по значимости потребителя продукции компании — предприятий российской алюминиевой промышленности. В 2007 году в отрасли завершилась консолидация — единственным игроком на рынке стал «Русал». Объединенная компания взяла курс на самообеспечение основными расходными материалами — катодными блоками. В дополнение к приобретенному еще в 2006 году китайскому заводу «Шаньси Катод» мощностью 17 тыс. тонн катодных блоков в год, в 2008-м была куплена рядом с первой и вторая производственная площадка аналогичной мощности — китайская же «Тайга Катод». В «Русале» нам подтвердили, что в настоящее время компания ориентируется на катодные блоки с собственных заводов. В результате «Энергопрому» пришлось почти полностью переориентировать поставки катодных блоков на экспорт.

В общем, несмотря на то что компания владеет всеми основными электродными заводами, ее доля на рынке относительно невелика. Это следствие затянувшихся войн за собственность и недоинвестирования основного производства.

Стало ясно, что дальнейшее развитие группы не может идти экстенсивным путем, без инвестиций в новые продукты, технологии и рынки.

Дождались инвестиций

Для дальнейшего интенсивного развития и успешного прохождения процедуры IPO «Энергопрому» требуется решить несколько задач.

Прежде всего, необходимо сократить трех-четырехкратное отставание компании от мировых лидеров отрасли по величине выручки (см. таблицу и график 2). Уменьшить этот разрыв руководство группы планирует бизнеса путем покупки производственных активов за рубежом или создания альянса с одним из средних игроков в Европе либо в Китае.

Второй важной задачей является изменение структуры выручки и повышение доли наукоемкой продукции. У мировых лидеров, таких как американская GrafTech, производство спецграфитов занимает не менее 10%. Львиную же долю продукции «Энергопрома» формирует традиционный ассортимент: на дочерние «Донкарб Графит» и «Авиауглерод», специально созданные для развития графитового бизнеса, в 2010 году приходилось лишь 4% выручки компании (см. график 3).

В советские времена дела шли иначе: доля специальных графитов в общих объемах выпуска доходила до 25–30%. Крупнейшими производителями спецграфитов и фасонного литья из графитовых материалов были новочеркасский и челябинский заводы. Первый специализировался на производстве химической аппаратуры и реакторных графитов для реакторов типа РБМК и реакторов на быстрых нейтронах. Второй выпускал особо чистый графит, конструкционные графиты, углеродные волокна. Специальные графиты в то время использовались в производстве элементов обшивки баллистических ракет, спутников и космических кораблей, самолетных тормозных систем. Например, продукция челябинского завода применялась при создании внешней обшивки советского космического челнока «Буран». В 1990-е годы электродные заводы практически прекратили производство специальных графитов, переориентировавшись на нужды алюминиевой промышленности и черной металлургии. Те предприятия, которые в наибольшей степени были заточены под спецграфитовое направление, после 1991 года оказались в очень сложной ситуации. Показательна история Вяземского завода графитовых изделий в Смоленской области, который был введен в строй в 1984 году. Это предприятие специально создавалось под нужды ВПК, авиаракетостроительной промышленности. В 1995-м из-за отсутствия спроса на свою продукцию завод обанкротился, после чего был выкуплен американской компанией GrafTech. И в 2000-е годы, после консолидации бизнеса «Энергопрома», не уделялось достаточного внимания развитию производства специальных графитов и инновационного направления компании. «Ставка делалась на развитие электродного производства и максимальное снижение издержек», — рассказывает Алексей Надточий.

Целенаправленно развитием спецграфитового подразделения «Энергопром» начал заниматься лишь с 2008 года. Тогда на базе нескольких цехов Новочеркасского завода была создана компания «Донкарб Графит», к которой позднее были присоединены несколько цехов Челябинского завода. Именно на базе челябинской площадки намечается реализация основного инвестиционного проекта группы — производство изостатического графита мощностью 3 тыс. тонн в год. Изостатический графит применяется в атомной и авиакосмической промышленности, производстве полупроводников, солнечных батарей, используется при выращивании поликристаллического кремния.

Инвестиционная программа «Энергопрома» на 2011–2015 годы составляет 122 млн долларов. Из них на «Донкарб Графит» придется 18%. Отметим, что по сравнению с финансовыми показателями компании (см. график 4) размер инвестпрограммы невелик, тем не менее и это можно считать большим достижением для отрасли, до последнего времени находившейся в инвестиционном вакууме.