Наркотик правды

Кирилл Шамсутдинов
9 апреля 2012, 00:00

В конце марта Мадонна порадовала поклонников свежим релизом. В новом альбоме 53-летняя певица в чем-то подвела итог своему последнему творческому периоду, как и положено грамотному оратору, перечислив в заключение главные тезисы, произнесенные ранее

Фото: Архив пресс-службы

Свой новый альбом поп-дива решила назвать MDNA. Не секрет, что Мадонна — адепт каббалистического учения, согласно которому, по-разному сочетая буквы (изначально — древнееврейской азбуки), можно влиять на окружающую действительность. Поэтому за решением записать свой псевдоним в виде тетраграмматона у певицы наверняка стояла некая магическая цель. Однако оставим мистику мистикам, тем более что в магической формуле с легкостью угадываются формулы химические.

Во-первых, в MDNA для англосаксонского уха слышно сочетание «My DNA» — «Моя ДНК», что, очевидно, должно означать полную искренность. Не подноготную даже — искренность человека, подающего исследователям материал для биохимического анализа. Другая ассоциация: от MDNA всего одна черточка до MDMA. За этой аббревиатурой скрывается 3,4-метилендиоксиметамфетамин, запрещенный психостимулятор, основная составляющая таблеток экстази. А они, в свою очередь, — неотъемлемая часть танцевального «диско-дискурса», рейв-революции и вселенской любви. Это сильнейший эмпатоген, создающий у принимающего ощущение колоссальной симпатии к ближним. Его даже в гестапо использовали в качестве «наркотика правды» — с переменным, впрочем, успехом. Но главное в нем — экстатический танец любви и веры.

Словом, искренность и еще раз искренность. О применении этого слова в отношении поп-звезд пусть иронично спорят философы, мы же рассмотрим MDNA как манифест — а как еще воспринимать альбом, где Мадонна настаивает на призыве Girls, they just wanna have some fun, напоминающем заголовки порнороликов?

Действительно, певица будто преследует две цели. С одной стороны, она пытается убедить слушателя, что ему вот сейчас-то наконец предстоит окунуться в вечеринку такого уровня веселья и разнузданности, что он должен заплакать от счастья и помолиться, так как праздник имеет шанс оказаться последним. За ярким радужным Give me all your luvin, за почти охотнорядским Girl gone wild, за ударным Turn up the radio сквозит удивительный для Мадонны мрачный посыл. Будто она в любую минуту готова рухнуть на танцпол. Мессидж и впрямь неожиданный. Кажется, будто Мадонна, не сумевшая умереть молодой, живет по-прежнему быстро, и в выборе образа смертника-гедониста в этих песнях явно просвечивает осознанная необходимость отвечать за разгул перед Большим Боссом. Иными словами: «Эй, ребята, я вообще-то Мадонна, так что не мешайте мне уже веселиться… но на всякий случай: рост — 158 сантиметров, красное дерево, без глазета».

Однако стать клиентом этакого Безенчука Мадонне все-таки не хочется. Дело не в том, что она не похожа на Джима Моррисона. И даже на Игги Попа. Дело в той энергии, с которой она напоминает о своей легендарности.

И это кажется второй и главной целью, декларируемой на MDNA, чем-то напоминающем то семилетней давности «Confessions on the dance floor», чем-то — вещи еще конца 1990-х. Мадонна будто перелистывает и зачитывает свое Curriculum Vitae, вспоминая то номер «Hung Up» на «Girl Gone Wild», то «Ray of Light» на «I’m a Sinner». Здесь хватает и ремиксов на олдовое диско, и гитарных соло, и старого доброго евродэнса. Словом, все как в былые времена.

От всего этого самоцитирования (самочествования?) могло бы свести скулы, если бы не отсыл Мадонны к собственной смертности, а следовательно, к тому, что она жива. Причем не так, как живет строитель коммунизма, то есть в плодах своего труда, а здесь и сейчас, в сладко-горькой симфонии радости и боли.

Вероятно, для этого ощущения Мадонна поминутно вспоминает неудачный брак и развод с режиссером Гаем Ритчи. Это не плач разведенки а-ля ранняя Таня Буланова, а позиция сродни той, что была у Чувака Лебовски: идет оно все… лесом. Одна из песен, отчасти посвященная Мадонниному бывшему, даже так и называется: «I Don’t Give A».

Стоит отметить и умение Мадонны, впрочем, не удивительное, великолепно исполнять любовные баллады. На MDNA особенно хороша «Masterpiece», к тому же резко выделяющаяся на общем фоне жизнерадостного синтетического уханья и умца-умца.

В целом говорить о том, хорош альбом или плох, стоит в системе координат самой Мадонны. Так же, как о ее искренности. К примеру, на концерт в Питер Мадонна, этот осторожный борец за права секс-меньшинств, все равно поедет — несмотря на людоедский антигомосексуальный закон, действующий на территории региона. Однако свое «фи» работе местного заксобрания певица высказать не преминула. Одно можно сказать точно: если даже это и не хороший альбом вообще, это очень хороший альбом Мадонны.