Первая германо-швейцарская

Сергей Сумленный
9 апреля 2012, 00:00

Швейцария требует ареста и выдачи немецких чиновников, замешанных в скупке ворованных баз данных швейцарских банков. Немецкие политики хотят наградить своих налоговиков орденами

Несмотря на грозные заявления швейцарцев, мало кто сомневается, что задержавшаяся на два года атака на немецких налоговиков носит скорее психологический характер и должна повлиять на важный переговорный процесс о легализации немецких вкладов

"Это же бессмысленно — так нападать друг на друга. Словно мы не два правовых государства, а какие-то банановые республики", — примирительные слова министра финансов Германии Вольфганга Шойбле, похоже, единственный спокойный голос немецкого политика, звучащий сегодня в конфликте между Германией и Швейцарией. В течение нескольких дней тон в отношениях между двумя государствами дошел до почти безудержной истерики. Страны обвиняют друг друга в организации и покрытии уголовных преступлений и требуют наказания виновных. Виновными при этом — в зависимости от точки зрения — оказываются совершенно разные люди.

Уголовники или герои?

Горячая фаза конфликта началась на прошлой неделе, когда власти Швейцарии объявили о выдаче ордеров на арест сразу трех чиновников немецкой налоговой службы. По мнению швейцарских властей, эти люди, сотрудники налогового ведомства федеральной земли Северный Рейн — Вестфалия, совершили уголовное преступление: сначала они подстрекали третьих лиц к взлому баз данных банка Credit Suisse, а затем купили у них украденную информацию и использовали ее для поиска немецких неплательщиков налогов. Швейцария также заявила, что рассмотрит вопрос о требовании к Германии экстрадировать подозреваемых — это первый подобный случай за всю послевоенную историю отношений двух стран.

Речь идет о событиях 2010 года — тогда власти ФРГ заплатили 2,5 млн евро за украденную из баз данных Credit Suisse информацию о счетах 1,5 тыс. немецких вкладчиков, что помогло взыскать недоимки на общую сумму 900 млн евро.

В самой Германии на ситуацию, разумеется, смотрят совершенно иначе. Оппозиционная социал-демократическая партия выступила с широкомасштабной поддержкой чиновников, потребовав представить их к высшей гражданской награде страны — Федеральному кресту за заслуги. Несколько более сдержанно, но все-таки на стороне чиновников выступил и нынешний министр финансов христианский демократ Вольфганг Шойбле, заявивший, что они «хорошо выполнили свою работу». Фактически лишь одна либеральная Свободная демократическая партия, столкнувшаяся в последние месяцы с невиданным падением популярности, решилась поддержать позицию Швейцарии. По словам генерального секретаря СвДП Патрика Дёринга, «нет ничего удивительного в том, что швейцарские власти не хотят, чтобы на их территории совершались преступления». Однако высказывания либералов, чей рейтинг колеблется от 1,5 до 5%, уже мало кого всерьез волнуют.

Легализовать миллиарды

Между тем за эмоциональными дискуссиями о судьбе немецких чиновников и о степени их вины стоят куда более масштабные интересы, чем оценка конкретных действий конкретных делопроизводителей. Конфликт между Германией и Швейцарией разворачивается на фоне активных переговоров двух стран о единовременной легализации немецких вкладов в швейцарских банках. По подсчетам немецкого министерства финансов, граждане ФРГ хранят в банках Швейцарии и Лихтенштейна от 120 до 200 млрд евро. И слишком часто эти вклады используются богатыми немцами для ухода от налогов в своей стране.

По немецким законам доходы по вкладам граждан страны, проживающих на территории ФРГ, должны облагаться налогами в Германии. Многие обеспеченные граждане, однако, предпочитают «забывать» об этом. А власти Лихтенштейна и Швейцарии не спешат сообщать об этих вкладах немецким налоговикам. Немецкая полиция как может борется с уклонистами, например, регулярно останавливает на автобанах дорогие машины пожилых немцев, возвращающихся из Швейцарии, и обыскивает эти машины на предмет наличных денег и бухгалтерских документов. Но ее успехи до сих пор были крайне незначительными.

Теперь, согласно предварительному проекту, рассматриваемому правительствами двух стран, с немецких вкладчиков будет взиматься единовременный платеж в размере от 21 до 41% от прибыли, полученной за время пребывания денег на счетах швейцарских банков, что полностью такие прибыли легализует.

В будущем предполагается обкладывать прибыль фиксированной ставкой в 26,375% налога, что позволило бы каждый год дополнительно собирать около 750 млн евро налогов. Немецкие налоговые чиновники, однако, считали подобные условия легализации иностранных вкладов слишком мягкими и открыто протестовали против соглашения. И понятно, что внезапную — с опозданием на два года — выдачу ордеров на арест немецких чиновников наблюдатели рассматривают в первую очередь как средство давления Швейцарии на Германию в ходе тяжелых переговоров о судьбе важнейшей отрасли швейцарской экономики.

Рейд по закромам

Неудивительно, что в ходе заключительной фазы переговоров между Швейцарией и Германией всплыла тема скандалов, связанных с покупками краденых баз данных. Именно это грубое вмешательство в банковские дела Швейцарии, а также княжества Лихтенштейн, находящегося в политической и экономической орбите Швейцарии, — один из самых болезненных моментов во взаимоотношениях этих стран, который может использоваться переговорщиками как важный козырь.

Собственно, первый выстрел в этой холодной войне прозвучал еще в феврале 2008 года. Тогда правительство ФРГ приобрело у неизвестных хакеров базу данных клиентов лихтенштейнского банка LGT. За украденный диск федеральное правительство Германии заплатило 4,5 млн евро. Преступнику, укравшему базу данных, по некоторым данным, был также предоставлен новый паспорт на чужое имя.

Покупка 2008 года более чем оправдала себя. Благодаря полученным данным налоговые власти ФРГ возбудили более 700 уголовных дел и взыскали около 200 млн евро недоимок и штрафов. Тогдашний министр финансов Пеер Штайнбрюк с гордостью заявил, что покупка базы данных была его «лучшей инвестицией за всю жизнь». Охота на неплательщиков была представлена как настоящее телешоу. Например, первым в рамках расследования арестовали самого крупного неплательщика — многолетнего шефа немецкой почты Клауса Цумвинкеля, утаившего от немецкого государства около 1 млн евро. Тысячи неплательщиков, испугавшись, что завтра придут за ними, сами явились с повинной в налоговую службу, что еще больше повысило собираемость налогов в кризисный 2008 год. И в 2010-м опыт был повторен с банком Credit Suisse, а власти Германии заявили о готовности активно скупать базы данных и других интересующих их банков.

Призывая призрак рейха

Поставленный на поток процесс скупки краденных баз данных вызвал в Европе бурю возмущения. Люксембургский таблоид Privat (Люксембург — третья любимая немецкими уклонистами страна) вышел с обложкой, на которой канцлер Ангела Меркель была изображена в нацистской униформе со свастикой, а также с гитлеровскими усиками. «Германия хочет тотальной войны: тевтонцы хотят раздавить Люксембург!» — гласил заголовок. Наследный принц Лихтенштейна Алоиз высказался еще жестче. «Мы пережили три немецких рейха, переживем и четвертый», — без обиняков заявил будущий монарх, сравнив попытку взлома немецкими налоговиками баз данных лихтенштейнских банков с давлением, которое нацисты оказывали на крошечное княжество.

Серьезные сомнения в легальности действий властей высказывали и граждане ФРГ. «Недопустимым пактом с преступниками» назвал действия немецких налоговиков глава Союза немецких налогоплательщиков Карл Хайнц Деке. Состав преступления, предусмотренного статьей 259 УК ФРГ («Скупка краденого», наказывается штрафом либо тюремным заключением на срок до пяти лет), увидели в действиях налоговых чиновников и некоторые немецкие юристы. Конституционный суд ФРГ, однако, пришел в свое время к другому выводу, признав действия налоговиков законными, а собранные таким образом доказательства — применимыми в ходе судебного процесса. По мнению конституционного суда, скупка краденого является таковой только в случае, когда проводится с целью обогащения, а покупка чистой информации не может подпадать под действие данной уголовной статьи.

Между тем жесткая риторика политиков по обе стороны Альп не должна вводить наблюдателей в заблуждение. Несмотря на грозные заявления швейцарцев, мало кто сомневается, что задержавшаяся на два года атака на немецких налоговиков носит скорее психологический характер и должна повлиять на важный переговорный процесс о легализации немецких вкладов. Ведь даже если чиновников удастся арестовать (а для этого им надо совершить крайне глупый поступок — добровольно въехать в Швейцарию), доказать их вину в подстрекательстве будет непросто. Дело в том, что главный возможный свидетель подстрекательства, способный дать показания против чиновников, 42-летний предполагаемый похититель баз данных Credit Suisse, повесился два года назад в следственном изоляторе Берна.

Таким образом, громкие обвинения в адрес немецких налоговиков служат лишь одной цели — наглядно продемонстрировать немцам, что не стоит идти на поводу у налоговых чиновников, недовольных условиями договора, и лучше заключить его как можно скорее. И тогда швейцарские банки смогут вздохнуть спокойно. Ведь один из пунктов договора гласит, что после 1 января 2013 года немецкое правительство обязуется больше не покупать ни одной краденой базы данных о вкладчиках швейцарских банков.

Берлин