Пока одна пятая

Сергей Костяев
9 апреля 2012, 00:00

Российские атомщики последовательно и настойчиво прокладывают себе дорогу на американский рынок урановой продукции. О том, как это делается, рассказывает глава американской «дочки» российского «Техснабэкспорта» Вадим Микерин

Президент Tenam Вадим Микерин уверен в отличных перспективах российского уранового экспорта в США

В конце марта в Японии был планово остановлен атомный реактор третьего энергоблока крупнейшей в стране АЭС «Касивадзаки-Карива». Таким образом, у японцев остался всего один работающий реактор — на острове Хоккайдо. Впрочем, несмотря на это, на прошлой неделе глава Росатома Сергей Кириенко обменялся с японскими коллегами нотами о вступлении в силу межправительственного соглашения о сотрудничестве в сфере мирного использования атомной энергии. Россия — один из ведущих игроков на ядерном рынке. РФ традиционно лидирует в сегменте предоставления услуг по обогащению урана, обеспечивая 40% потребностей мировой ядерной энергетики в этом виде услуг ядерного топливного цикла. И сотрудничеством с Японией дело не ограничивается — там-то пока, после аварии на «Фукусиме», атомная промышленность сворачивается.

С конца 1980-х «Техснабэкспорт», дочерняя компания Росатома, поставляет низкообогащенный уран в Соединенные Штаты, которые имеют развитую атомную энергетику, но сами обеспечивают лишь 12% мирового рынка услуг по обогащению и активно закупают эти услуги «на стороне». Более того, с конца 2008 года Россия имеет право реализовывать низкообогащенный уран напрямую конечным потребителям – американским энергокомпаниям, без использования американских посредников. Лимиты на экспорт низкообогащенного урана из России в США еще не выбраны, а после 2020 года они будут и вовсе отменены. О перспективах российско-американской урановой торговли мы поговорили с Вадимом Микериным, президентом Tenam Corporation, американской дочерней компании «Техснабэкспорта».

Бытует мнение, что Россия не имеет возможности выбрать все лимиты поставок, установленные США.

— В 2008 году эксперты Росатома и министерства торговли США решили, что квота на импортируемый низкообогащенный уран из России будет составлять 20 процентов от прогнозируемых потребностей атомных станций США. Можно рассуждать, насколько справедливы и обоснованны эти квоты, но в двух словах это объясняется следующим образом. В мире есть четыре основных производителя обогащенного урана. Весь объем рынка США, если разделить его на четыре части, даст каждому участнику по 25 процентов. Для России определена импортная квота в максимальном размере 20 процентов, но в условиях жесткой конкуренции эту квоту нужно еще заполнить контрактами с американскими энергетическими компаниями. Конкуренция на рынке сейчас велика. Кроме того, после прошлогодних событий на АЭС «Фукусима» развитие ядерной энергетики в ряде стран остановлено или сворачивается, поэтому рынку предлагается высвободившаяся продукция. Квоты сами по себе еще не гарантируют наличия контрактов. Росатом, «Техснабэкспорт», а теперь и Tenam ведут совместную кропотливую работу для заполнения этих ежегодных квот. Более того, все подписанные контракты проходят одобрение в минторге США, что означает их проверку на предмет соответствия рыночным условиям.

Каковы перспективы наращивания российского уранового экспорта в США?

— Американский рынок урановой продукции — самый крупный в мире и весьма перспективный. К настоящему времени «Техснабэкспорт» подписал 13 контрактов на поставку низкообогащенного урана с энергетическими компаниями США. Основная задача «Техснабэкспорта» состоит в том, чтобы продолжать маркетинговую работу и заключать новые контракты с американскими энергетическими компаниями-операторами АЭС. На сегодня их всего 25.

Напомню, что первые поставки российской урановой продукции на рынок США были произведены в самом конце 1980-х годов. Однако практически сразу же Tenex (именно под таким названием «Техснабэкспорт» известен на зарубежных рынках) столкнулся с заградительными мерами американской администрации, что в конечном итоге вылилось в антидемпинговое расследование министерства торговли США. Тому были объективные причины — Россия только вступала в открытые рыночные отношения, начала осуществлять в США массированные поставки природного урана, что привело к протестам местных производителей урановой продукции и соответствующим протекционистским мерам. В результате этого расследования минторг США жестко ограничил экспорт нашего урана в Соединенные Штаты на многие годы вперед. С 1993 года поставки обогащенного урана регулируются в том числе межправительственным соглашением ВОУ-НОУ (переработка российского оружейного высокообогащенного урана в низкообогащенный и поставка последнего в США). Следует отметить, что американцы имеют собственные мощности по добыче, конверсии и обогащению урана и, естественно, стремятся их развивать. Прежде всего это компании USEC (United States Enrichment Corporation) и Converdyn. На американском рынке активно работают и иностранные поставщики: европейский концерн Urenco и французская AREVA, которым удалось получить разрешение на строительство своих заводов по обогащению урана в США.

Тем не менее современные рыночные законы и тенденции требуют развития конкуренции, диверсификации и оптимизации логистики закупок и учета комплексных рисков. В связи с этим несколько лет назад крупные американские энергокомпании, при нашем участии и самостоятельно, начали работу с министерством торговли, Госдепартаментом, министерством энергетики, чтобы пролоббировать полноценный допуск на рынок российского поставщика урановой продукции, а именно Росатома в лице его дочерней компании «Техснабэкспорт». Тем более что в ходе многолетнего успешного исполнения соглашения ВОУ-НОУ «Техснабэкспорт» заслужил репутацию надежного поставщика урановой продукции.

В результате российские и американские заинтересованные участники, используя все возможные инструменты, смогли изменить общественное мнение и убедить правительственные органы в целесообразности решения многолетней проблемы. В 2008 году с принятием поправки к Соглашению о приостановлении антидемпингового расследования (СПАР) Росатому и «Техснабэкспорту» разрешили на определенных условиях напрямую работать с американскими компаниями на урановом рынке США. Таким образом, сегодня перед компанией Tenam стоит задача совместно с материнской компанией «Техснабэкспорт» обеспечивать поставки урана по уже подписанным контрактам и искать новых покупателей.

Значит, ограничения будут сняты?

— Да, в 2020 году все сегодняшние ограничения должны быть сняты — при условии отсутствия у администрации США поводов применить иные протекционистские санкции. Сейчас все идет к тому, что наше коммерческое сотрудничество в поставках урана должно идти в позитивном русле. Этому способствовало, в частности, недавнее подписание Россией и США так называемого «Соглашения 1–2–3» о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии.

Вступление России в ВТО как-то повлияет на урановую торговлю?

— Мгновенного эффекта от этого ждать не стоит. Это очень специфический рынок, торговля урановой продукцией на сегодняшний день регулируется иными инструментами и договорами, о которых мы говорили выше. Но в будущем членство России в ВТО вне всякого сомнения будет способствовать либерализации отношений и в этой сфере.

Помогали ли в вашей работе в США российское посольство в Вашингтоне и МИД России в целом?

— Я работаю в Вашингтоне первые месяцы, но с МИД России и с посольством в Вашингтоне у Росатома и «Техснабэкспорта» всегда были хорошие рабочие отношения. Есть планы объединения усилий зарубежных российских структур и представителей в США, чтобы обеспечить успешную работу Росатома. Рынок урановой продукции и технологий очень узкий. Количество крупных игроков ограничено, а конкуренция значительна. Многие проекты имеют политическую окраску. Поэтому мы, безусловно, нуждаемся в поддержке посольства и нашего МИДа. И всегда ее получаем.

В США существует Nuclear Energy Institute — лоббистское объединение атомщиков. Участвуете ли вы в его работе?

— И «Техснабэкспорт», и Tenam — официальные члены этой организации. Такое решение было принято именно потому, что мы начинаем активно работать в США и, соответственно, заинтересованы в получении доступа к тем информационным источникам, которые предоставляет эта структура, к тому взаимодействию власти и бизнеса, которое проходит на площадках NEI. Так или иначе, это определенного рода лоббистский инструмент, который проводит свою политику и реагирует на ситуацию. В частности, эта организация выражает мнение своих членов в отношении решений по атомной тематике, проводимых в администрации США. Используя свои права и членство в NEI, мы участвуем в рабочих консультациях, информируем партнеров о ходе рабочих консультаций с минторгом США по ряду регламентных вопросов, представляющих значительный интерес для участников рынка, чтобы формирование мнения местной промышленности и обмен информацией проходили без искажений. Тем самым создаются комфортные информационные и деловые отношения, улучшается наш имидж в США. Американцы понимают, что российские поставщики встраиваются в их «систему координат».

Должный уровень коммуникаций и собственно бизнес — это взаимосвязанные процессы. Если партнеры понимают цели, задачи, возможности и проблемы друг друга — тогда начинается диалог и находятся приемлемые решения. Следует отметить, что и представители NEI, и представители американской ядерной промышленности неоднократно приезжали в Россию, где посещали предприятия Росатома. И я полагаю, что практика проведения международных конференций по ядерной проблематике не только в США (NEI), но и в Великобритании (WNA), а также в азиатских странах должна более активно использоваться и в России.