Деньги из света

Ольга Рубан
16 апреля 2012, 00:00

Компания «Световые технологии» показала, как можно быстро модернизировать технологически и морально устаревшую отрасль и встать вровень с мировыми лидерами и по технологической оснащенности, и по качеству продукта

Фото: Александр Забрин
За 14 лет «Световые технологии» инвестировали в рязанский производственный комплекс около 40 млн евро и перенесли в Россию с десяток самых эффективных технологий, используемых в мировой индустрии светотехники, — литье пластмасс под высоким давлением, метод прямого горячего прессования, технологию порошковой покраски корпусов светильников, литье алюминия под давлением и проч.

«Световые технологии» не изобрели ничего, чем можно удивить мир. Сегодня этот крупнейший в России производитель офисной, промышленной и торговой светотехники обеспечил себе место на рынке за счет упорного трансфера технологий. На протяжении двенадцати лет компания отслеживает и переносит в Россию все самое совершенное из того, что используется в мировой индустрии технического света: наиболее эффективные производственные технологии, самую современную электронику, самые лучшие материалы и источники света. В итоге производственный комплекс «Световых технологий» по техническому оснащению и степени автоматизации превосходит многие подобные производства в развитых странах, а продукт не уступает лучшим мировым аналогам. Эффект этой деятельности дает и численно измеряемые результаты: на протяжении последних девяти лет компания росла с темпом, в среднем превышающим 30% в год. Сегодня компания начинает переносить в Россию инженерные компетенции лучших зарубежных разработчиков и промышленных дизайнеров. Ее цель — создать отечественную инженерную школу в области технического света.

О пользе евроремонта

Дмитрий Налогин, один из основателей компании «Световые технологии», начинал свой бизнес в первой половине 1990-х, как и многие в то время, возил пуховики из Китая, электронику из Сингапура и кукол Барби из Арабских Эмиратов. В 1993 году он переключился на импорт офисных светильников. В то время в Россию пришла мода на евроремонт — новообразованные коммерческие организации стремились обустроить свои офисы «по-современному». Евроремонт предполагал обязательное наличие подвесных потолков, для которых были нужны особые встраиваемые светильники — растровые. Светотехнические заводы, построенные в советское время, таковых не выпускали, и спрос на них намного превышал предложение.

Три года Дмитрий Налогин возил диковинные зеркальные растровые светильники с завода Lite Tech Industries в Дубае — каждый месяц переправлял на родину по три грузовых Ил-76, а потом еще два года возил светильники с только что построенного завода OMS в Словакии. Теперь предприниматель называет тот период своей бизнес-биографии «историей тупого импорта».

Дмитрий Налогин, президент компании «Световые технологии»: «С самого начала мы стали инвестировать в технологии, которые отсутствовали у наших конкурентов. На их освоение у нас ушло двенадцать лет» expert_798_044-3.jpg Фото: Александр Забрин
Дмитрий Налогин, президент компании «Световые технологии»: «С самого начала мы стали инвестировать в технологии, которые отсутствовали у наших конкурентов. На их освоение у нас ушло двенадцать лет»
Фото: Александр Забрин

«Тупой импорт» перестал приносить высокую маржу к 1997 году, когда три других крупных импортера развернули в России отверточную сборку итальянской и тайваньской осветительной техники. Объемы поставок светильников на внутренний рынок стали быстро расти, а их цена — падать. Начались изматывающие ценовые войны. «В 1997 году я понял, что либо нужно инвестировать в собственное производство, либо меня просто выкинут с этого рынка», — вспоминает Налогин.

«Я очень хорошо понимал, что именно нужно продавать, как продавать и кому продавать. Но не было никаких знаний о производственных технологиях — какое оборудование и у кого закупать, где брать сырье, какие материалы использовать, какие комплектующие и так далее», — рассказывает Дмитрий Налогин. Чтобы создать не просто производство, а выдающееся производство, Налогин попросил помощи у суперпрофи — полетел в Дубай и сделал предложение индусу Кумару Пазхедатху, управляющему завода Lite Tech Industries, с которым сохранил дружеские отношения. Г-н Пазхедатх согласился выступить в роли проектного менеджера — построить в России светотехнический завод «под ключ». Ради этого он отважился переехать из теплого Дубая в холодную и необустроенную Москву, да еще и захватил с собой друга и коллегу, тоже индуса, Сатиша Нинкилери, директора по производству того же завода.

Создавать новую производственную площадку решили в Рязани, на родине Сергея Мишкина, партнера Дмитрия Налогина. В конце 1997 года предприниматели приобрели там бывшую ремонтную базу для обслуживания КамАЗов — ее и предстояло приспособить под выпуск светильников.

Гибкие и качественные

Уже через три года компания стала ведущим игроком на российском рынке технического света. Прорыв обеспечили два стратегических решения, принятые на старте бизнес-проекта. Первое — что основу станочного парка завода составит быстроперенастраиваемое оборудование последнего поколения. «В самом начале, когда мы обсуждали стратегию развития бизнеса, мы сразу решили, что должны создать нестандартное, очень гибкое производство, которое позволит нам быстро приобрести конкурентное преимущество в виде широкой продуктовой линейки», — вспоминает Дмитрий Налогин, президент компании «Световые технологии».

В этот момент очень пригодился производственный опыт индийских друзей: для рязанского производственного комплекса они заказали немецким, швейцарским и итальянским станкостроителям самые современные металлообрабатывающие центры с ЧПУ для раскроя листовой и рулонной стали, а также высокопроизводительные линии для порошковой покраски металла. «Таким образом по уровню технологий мы намного обогнали приватизированные к тому времени советские заводы, — подчеркивает Дмитрий Налогин. — К примеру, мы первыми среди российских производителей светотехники внедрили у себя технологию порошковой покраски металла. На старых предприятиях светильники продолжали окрашивать очень токсичными жидкими красящими составами». Ставка на быстро перенастраиваемое оборудование себя полностью оправдала: оно по сей день позволяет компании оперативно выводить на рынок новые модели.

 expert_798_044-2.jpg Фото: Александр Забрин
Фото: Александр Забрин

Вторая стратегическая установка, определившая судьбу компании, касалась продукта. Решили выпускать только светильники высокого технического уровня. Поэтому с самого начала использовали лучшие в своем классе комплектующие европейских производителей, которые к тому времени ушли далеко вперед и в технологиях, и в материалах. К примеру, вместо дешевого полистирола, который применяли в СССР, «Световые технологии» стали изготавливать рассеиватели своих светильников из специальных светостабилизированных полиметилметакрилатов, которые содержат особые добавки, обеспечивающие стойкость к ультрафиолетовому излучению. А для отражателей компания стала импортировать особый светотехнический алюминий немецкой фирмы Alanod. За счет высокого коэффициента отражения этого материала (он достигает 96%) КПД светильника тоже можно сделать очень высоким — до 82% (для сравнения: бывшие советские заводы выпускали светильники с КПД 60–70%). «В России мы закупали только сталь для корпусов светильников, провод и картон. Все остальные комплектующие завозили из Германии, Италии и Финляндии», — вспоминает Дмитрий Налогин. В итоге первые осветительные приборы «Световых технологий» оказались на порядок более совершенными по сравнению с теми, которые выпускали старые предприятия отрасли: они не гудели, у них не мерцали лампы, а их рассеиватели со временем не желтели и не начинали крошиться. Примечательно, что именно установка на высокое качество продукта со временем заставит предпринимателей создавать собственную инженерную школу.

Завод был запущен в августе 1998 года и сразу стал выпускать около 30 моделей светотехнических приборов (все они относились к категории встраиваемых офисных светильников для подвесных потолков). Конкуренты собирали у себя максимум по две-три модификации. На рынке эта продукция заняла средний ценовой сегмент: по качеству рязанские осветительные приборы не уступали хорошей импортной светотехнике, а по цене были (и остаются) на 20–25% дешевле.

Но чтобы застолбить за собой значительную долю этого высококонкурентного рынка, компании нужно было, не теряя времени, расширять ассортимент.

 expert_798_045-1.jpg Фото: Александр Забрин
Фото: Александр Забрин

Взять лучшее

Стремление кардинально расширить продуктовую линейку подвигло «Световые технологии» на настоящий технологический штурм: с 2000 года компания последовательно переносит в Россию доказавшие свою эффективность зарубежные производственные технологии. «С самого начала мы стали инвестировать в технологии, которых не было у наших конкурентов, в том числе у заводов в Дубае и в Словении, — подчеркивает Дмитрий Налогин. — На их освоение у нас ушло двенадцать лет».

Первой серьезной технологией, которую освоила компания, стало литье пластмасс под высоким давлением. «До 2005 года мы могли изготавливать корпуса светильников только из листовой и рулонной стали. В 2005 году мы инвестировали пять миллионов евро в два очень дорогих и очень больших термопластавтомата — каждый по 75 тонн весом. Усилие смыкания у них достигает 1650 тонн, — рассказывает Дмитрий Налогин. — Мы стали первыми в России производителями светотехники, начавшими отливать пластиковые элементы для светильников на термопластавтоматах. Сегодня наш парк термопластавтоматов состоит уже из шести машин».

 expert_798_045-2.jpg Фото: Александр Забрин
Фото: Александр Забрин

Остальные российские заводы на тот момент использовали технологию предыдущего поколения — изготавливали пластиковые профили методом экструдирования. «С помощью экструдеров невозможно получить цельную отливку, а значит, сделать герметичную конструкцию, — поясняет Дмитрий Налогин. — Кроме того, отлитая деталь служит намного дольше, чем экструдированная».

Технология литья пластмасс под давлением позволила компании освоить выпуск нового продукта — целой серии моделей герметичных пыле- и влагозащищенных промышленных светильников. «Электротехническая часть этих светильников надежно защищена цельнолитым пластиковым корпусом и особыми уплотнителями из вспененного полиуретана. Вы можете лить на них воду из брандспойта — внутрь не попадет ни капли, — с гордостью говорит Дмитрий Налогин. — Создать такой светильник с помощью технологии экструдирования невозможно».

Вторая технология, которую компания успешно переняла у мировых технологических лидеров, — метод прямого горячего прессования. Он применяется для изготовления деталей корпуса из особой разновидности пластика — полиэстера, усиленного стекловолокном. «Это идеальный материал для светотехники, — утверждает Дмитрий Налогин. — По прочности этот пластик не уступает стали. При этом он не подвержен коррозии и обладает очень высокой температурной и химической стойкостью — не боится кислот и щелочей. Это практически вечный материал. Мы изготавливаем из него корпуса светильников для химических и других производств, где возможно попадание на световой прибор агрессивных сред — бензина, солярки, машинного масла, аммиака. И мы до сих пор единственные в России, кто может производить светильники по этой технологии». В особые гидравлические прессы для метода прямого горячего прессования «Световые технологии» инвестировали более 5 млн евро.

Еще одна технология, существенно расширившая производственные возможности компании, — литье алюминия под давлением. Освоив алюминиевое литье, «Световые технологии» добавили в свою продуктовую линейку новую категорию продуктов — уличные светильники (прожекторы, светильники для архитектурно-художественной подсветки и проч.). «Есть особый класс светотехнических приборов — так называемая группа наружного освещения. Они устанавливаются на улице. Производить их можно только в алюминиевых корпусах. Чтобы создать этот продуктовый ряд, нам нужно было обладать технологией литья алюминия под давлением, — объясняет Дмитрий Налогин. — Алюминиевое литье мы освоили вторыми в России, после лихославльского завода “Светотехника”, но наше оборудование более новое».

Сергей Мишкин, вице-президент «Световых технологий»: «Не менее половины выпускаемых нашей компанией светильников относятся к категории энергосберегающих» expert_798_045-3.jpg Фото: Александр Забрин
Сергей Мишкин, вице-президент «Световых технологий»: «Не менее половины выпускаемых нашей компанией светильников относятся к категории энергосберегающих»
Фото: Александр Забрин

В специальные литьевые машины и печи для плавки алюминиевых чушек компания вложила более 10 млн евро.

За 14 лет существования «Световые технологии» инвестировали в рязанский производственный комплекс примерно 40 млн евро. На эти деньги предприниматели перенесли в Россию около десятка самых эффективных технологий, используемых в мировой индустрии светотехники.

Что касается индийских друзей, то они так и остались жить между Москвой и Рязанью: Кумар Пазхедатх сейчас является вице-президентом компании по инвестиционным проектам, а Сатиш Нинкилери — советником директора рязанского завода по инженерным вопросам. Каждый из них владеет 5% акций компании.

С мозгами можно сэкономить

Следующий шаг, который компания предприняла для расширения рынка, — создание сильных конкурентных отличий для своего продукта. В этом нашим предпринимателям помогло решение использовать в своих светильниках только самые совершенные компоненты. Следуя этому принципу, они стали заимствовать на Западе и адаптировать в России новые энергосберегающие технологии, в первую очередь наработки в области светотехнической электроники — пускорегулирующих аппаратов (ПРА), своего рода мозгов светильника. Так, в середине 2000-х, когда Европа перешла от электромагнитных ПРА на электронные, которые сокращали энергопотребление светотехники сразу на 20–25%, «Световые технологии» вывели на российский рынок несколько сотен моделей светильников с энергосберегающими электронными ПРА. Электронные «мозги» для них компания покупала у немцев, австрийцев, финнов и итальянцев.

При этом пришлось самостоятельно формировать спрос на энергоэффективные технологии — образовывать потребителя. Делали это главным образом посредством семинаров, и не напрасно. «За три года спрос на светильники с энергосберегающими электронными ПРА вырос скачком — с 3 процентов в 2006 году до 25 процентов в 2009-м, — констатирует Сергей Мишкин, вице-президент “Световых технологий”. — Сейчас доля светильников с этим типом ПРА составляет уже 50 процентов от общего объема наших продаж».

Доля труда в структуре себестоимости конечного продукта компании составляет всего 3%. Таков результат высокой степени автоматизации рязанского завода. В его сборочном цехе, к примеру, работают быстрые и точные немецкие роботы — каждый собирает по 2 млн светильников в год expert_798_046-1.jpg Фото: Александр Забрин
Доля труда в структуре себестоимости конечного продукта компании составляет всего 3%. Таков результат высокой степени автоматизации рязанского завода. В его сборочном цехе, к примеру, работают быстрые и точные немецкие роботы — каждый собирает по 2 млн светильников в год
Фото: Александр Забрин

В конце 2000-х в Европе появилось новое поколение электронных ПРА — электронные регулируемые. А вместе с ними — комплексные энергоэффективные решения для управления освещенностью зданий. Эти решения «Световые технологии» тоже аккуратно перенесли в Россию. «Потребитель, например проектировщик здания, может заказать у нас систему управления светом, в которую помимо светильников с электронными регулируемыми ПРА входят датчики присутствия и освещенности (последние следят за интенсивностью естественного света в помещении). Датчики посылают команды пускорегулирующим аппаратам, и те меняют световой поток ламп, — Дмитрий Налогин описывает, как работают современные энергосберегающие технологии. — С такой системой можно добиться очень существенной экономии энергопотребления — до 50–75 процентов». Это энергосберегающее решение российский рынок тоже уже распробовал: спрос на светильники с электронным регулируемым ПРА растет на десятки процентов в год.

История культивирования электронных «мозгов» светильников в России свидетельствует, что ставка на самые совершенные комплектующие — это тоже продуктивный прием для заимствования лучших зарубежных практик.

 expert_798_046-2.jpg Фото: Александр Забрин
Фото: Александр Забрин

Башня на рынке

Сегодня продуктовая линейка «Световых технологий» насчитывает более 2500 моделей светильников, созданных на базе разных типов источников света (см. «Монополия на свет»). Для сравнения: ближайший по весу конкурент изготавливает всего около 500 разновидностей.

Помимо расхожих моделей у «Световых технологий» есть ряд уникальных продуктов, которых нет больше ни у кого из российских производителей. Например, «световая башня» — автономная установка для наружного аварийного освещения на базе мощной металлогалогенной лампы. Она представляет собой столб из парашютной ткани высотой 5–7 метров, который надувается на месте и освещает площадь до 10 тыс. кв. метров. Эту «башню» всегда привозят на место посадки спускаемого модуля космического корабля, когда с орбиты возвращаются космонавты. Ее всегда берут с собой спасатели МЧС, энергетики и железнодорожники — в районы техногенных и природных катастроф.

Со столь широким ассортиментом «Световые технологии» стали безусловным лидером отечественного рынка технического света. Усредненная доля компании по всем категориям составляет 15–20%, а в сегменте офисного света достигает 20–25%. Доля второго по величине игрока российского рынка — холдинга Boos Lighting Group, принадлежащего Георгию Боосу, — менее 10%. На третьем месте Ардатовский светотехнический завод — у него около 5%.

 expert_798_047-1.jpg Фото: Александр Забрин
Фото: Александр Забрин

До 2004 года «Световые технологии» продавали свою продукцию исключительно фирмам — импортерам подвесных потолков, поскольку встраиваемые растровые светильники были сопутствующим товаром для потолочных конструкций. Когда в ассортименте компании появилась светотехника для промышленности и торговли, «Световые технологии» наработали другие каналы продаж. Сейчас 95% выпускаемых компанией светильников реализуется через профессиональных дистрибуторов электротехники.

При этом «Световые технологии» не сидят сложа руки, полностью положившись на дистрибуторов, а прикладывают массу усилий, чтобы повысить узнаваемость своей марки: компания активно работает с «агентами влияния». «В нашей сфере агентами влияния являются архитекторы, дизайнеры, проектировщики, главные энергетики и другие подобные ответственные лица, — поясняет Дмитрий Налогин. — С ними общаются наши региональные представители — устраивают семинары, помогают рассчитать освещенность проектируемых объектов, и даже договориться с инвесторами».

Усилия не пропадают даром: в 2011 году «Световые технологии» продали в общей сложности 4,2 млн светильников (средняя цена светильника составляет 1250 рублей). Оборот компании достиг 130 млн евро.

 expert_798_047-2.jpg Фото: Александр Забрин
Фото: Александр Забрин

Накануне революции

В настоящее время компания готовится поучаствовать в технологической революции, которая назревает в мировой индустрии светотехники: на смену традиционным источникам света (лампам разных типов) должны прийти светодиоды, позволяющие существенно экономить электроэнергию.

Пока светодиоды еще далеки от совершенства, а светильники на их основе стоят в 3–7 раз дороже обычных и окупаются только через 5–10 лет. Но это пока. Каждый квартал световая отдача светодиодов у лучших мировых производителей растет, а цена их падает. Согласно прогнозу консалтинговой компании McKinsey, уже к 2015 году новые источники света заметно потеснят традиционные, заняв 50% рынка в денежном выражении. А к 2020 году аналитики McKinsey сулят светодиодам уже 80–90% рынка в денежном выражении, и 75% в натуральном.

«Световые технологии» движутся в русле этого мирового тренда. В прошлом году компания начала создавать отдельную линейку светотехники на базе светодиодов, и сегодня она располагает уже 60 моделями офисных, промышленных и наружных светодиодных светильников.

На этом новом направлении наши предприниматели придерживаются той же стратегической установки — делать только качественные светильники высокого технического уровня. Для этого им нужны, во-первых, самые совершенные светодиоды, а во-вторых, серьезные инженерные компетенции в области электроники и схемотехники.

С «самыми совершенными светодиодами» все относительно просто — их можно купить. «Мы работаем с мировыми лидерами в производстве светодиодов, — подчеркивает Дмитрий Налогин. — Первое место в мировой табели о рангах сегодня занимает японская фирма Nichia, второе — американская фирма Cree, третье делят южнокорейские гиганты Samsung LED, LG Innotek и Seoul Semiconductor. Все эти фирмы — наши поставщики».

А вот самый известный отечественный разработчик и производитель светодиодов, «Оптоган», запущенный три года назад совместными усилиями «Роснано» и группы «Онэксим», не стал поставщиком инновационных компонентов для «Световых технологий». «Оптоган» решил реализовывать другую стратегию: компания стала выпускать на базе своих светодиодов конечный продукт — светодиодные светильники. По заказу «Оптогана» их стали собирать мелкие производители. По словам Алексея Ковша, исполнительного вице-президента «Оптогана», компания сочла, что она сможет быстрее выйти на рынок, если будет продавать светильники, а не компоненты. «Кроме того, мы понимали, что наличие мощной научной и технологической базы, которой нет ни у одной другой российской компании, позволит нам предложить рынку уникальные конечные продукты», — говорит Ковш.

Увидев, что потенциальный партнер и поставщик позиционировал себя как прямого конкурента, «Световые технологии» сосредоточились на импортных светодиодах. «Мы тестировали образцы “Оптогана” — их светодиоды уступают зарубежным аналогам. Но, несмотря на это, если бы они не стали так вести себя на рынке, мои патриотические чувства взяли бы верх — я бы закупал светодиоды “Оптогана”, — признается Дмитрий Налогин. — Но теперь мы больше не рассматриваем “Оптоган” в качестве поставщика компонентов для нашего производства». Впрочем, Алексей Ковш говорит, что они ведут переговоры о первых поставках «Световым технологиям». Вероятно, отсутствие развитой системы продаж светильников у «Оптогана» все-таки заставляет компанию искать партнерства с уже действующими игроками рынка светотехники.

Где занять инженеров

С инженерными компетенциями — вторым фактором, который со временем должен обеспечить компании лидерство в формирующемся сейчас сегменте светодиодной светотехники, — дело обстоит сложнее.

Собственное R&D-подразделение в компании было сформировано еще в конце 1990-х — одновременно с запуском производства, ведь продукт «Световых технологий» не так прост, как кажется. «Светотехнический прибор можно считать хорошим только в том случае, если он дает свет нужного качества, в нужном количестве и в заданном направлении, — поясняет Дмитрий Налогин. — Создать хороший светильник — значит точно рассчитать величину светового потока, углы падения света, зоны освещенности, защитный угол от слепящего эффекта, индекс цветопередачи и интенсивность пульсаций светового потока. Еще нужно предусмотреть, чтобы электромагнитное излучение от светотехнической электроники не создавало помех другим электронным приборам, и учесть массу других тонкостей». Всем этим и занимаются инженеры-конструкторы R&D-подразделения, проектируя новые модели светильников под все разновидности ламп и создавая индивидуальные модификации каталожных приборов под задачи отдельных потребителей.

Сейчас для развития самого высокотехнологичного, светодиодного, направления компании требуются дополнительные инженерные компетенции — опытные электронщики и схемотехники, хорошо разбирающиеся в специальной электронике, управляющей работой светодиодов. Они должны будут проводить испытания светодиодов, определять, какая электроника лучше всего подойдет для данного случая, выставлять грамотное ТЗ поставщикам — разработчикам электронной начинки для светотехники, а впоследствии интегрировать все компоненты в единую систему. «Все светодиоды разные — у них разные вольтамперные характеристики и, соответственно, разные параметры. Для светильника отдельные светодиоды нужно собрать в матрицы — светодиодные модули. Конфигурация модулей тоже всегда разная, она зависит от параметров светодиодов. Конфигурацию нужно оптимизировать по соотношению цена—качество, — Дмитрий Налогин объясняет, сколько нюансов следует знать инженерам. — Для управления светодиодными модулями нужны специальные электронные драйверы — своего рода мини-процессоры, которые устанавливаются в корпусе светильника. Драйверы тоже разные. Одни лучше сочетаются со светодиодами одного типа, другие — с другими».

Однако расширить R&D-подразделение и нарастить инженерные компетенции в области электроники и схемотехники оказалось непросто. Основной источник кадров с такими компетенциями — рязанские предприятия, так или иначе связанные с ОПК. В этой системе можно найти действительно очень опытных специалистов, но все они «заточены» под военную технику и не соответствуют тем задачам, которые стоят перед бизнесом. «С оборонных предприятий приходят немолодые высококлассные спецы, которые работали со светодиодами по нескольку десятилетий. Но они не готовы делать разработки в области бытового света, у них мозги по-другому повернуты, — рассказывает Сергей Мишкин. — Они могут спроектировать прибор, который светит, но качество света при этом будет очень плохое. Для спецприменений это не имеет значения, а на рынке так нельзя, здесь качество света — главный параметр. Кроме того, они, как правило, не способны создать прибор, производство которого будет укладываться в заранее заданную себестоимость».

Приходится снижать требования к уровню компетенций и брать молодых специалистов, готовых учиться по ходу дела. «Мы делаем ставку на тех, у кого глаза горят, кто хочет работать. Если мы такого человека где-то находим — мы его сразу к себе затаскиваем, — формулирует кадровую политику компании Дмитрий Налогин. — Главная сложность в том, чтобы найти действительно сильных, талантливых ребят».

Тех, у которых «глаза горят», учредители «Световых технологий» намерены приобщить к технологическим школам зарубежных партнеров — ведущих в своих областях разработчиков компонентов. «Мы надеемся, что за три-четыре года общения с западными поставщиками спецэлектроники и драйверов наши инженеры, в первую очередь молодые, подтянут свой уровень, наберутся практического опыта», — говорит Сергей Мишкин. Тем самым компания рассчитывает заложить основу отечественной светотехнической инженерной школы.

В дальнейшем предприниматели планируют наращивать инженерные компетенции посредством покупки зарубежных активов. Приобретенный таким образом технологический капитал, будучи перенесен в Россию и переработан нашими мозгами, послужит развитию уже отечественной инженерной школы.