Что и как мы считали

23 апреля 2012, 00:00

Базой нашего исследования по реальным инвестициям являются полные ленты двух основных российских информационных агентств — «Интерфакса» и «Прайм-ТАСС». В этих лентах с ноября 2009 года мы начали искать анонсированные, реализующиеся и реализованные частные инвестиционные промышленные проекты с объемом вложений от 15 млн долларов. С августа 2010-го мы расширили поиск, добавив инфраструктурные и инвестиционные проекты, осуществляемые госкомпаниями и государством. Мы не берем в расчет социальные и социально-инфраструктурные проекты государства (вроде объектов Олимпиады в Сочи, перинатальных и онкологических центров и т. п.) и проекты строительства автодорог, кроме платных. Мы исключаем из выборки всевозможные меморандумы о намерениях, заявления губернаторов о строительстве тут и там разных производств — все, что не имеет под собой конкретных данных в виде цифр планируемых инвестиций, места и времени начала строительства. Тем не менее для того, чтобы исследование сохраняло прогностическую ценность, мы оставляем в итоговом списке наиболее достоверные заявления об анонсированных, но еще не начатых инвестпроектах.

С отраслевой точки зрения мы в первую очередь исследуем проекты, связанные с появлением новых заводов в традиционных сферах обрабатывающей промышленности и агропрома.

Новые проекты в добыче мы рассматриваем, только когда имеем возможность четко отделить инвестиции в модернизацию и расширение существующих мощностей от действительно новых проектов. То есть мы учитываем проекты, когда, скажем, угольная шахта возводится в чистом поле, но отбрасываем, например, проекты расширения добычи на действующих нефтяных месторождениях.

Мы учитываем также и те новые объекты, которые собственно производством никак не являются, однако имеют к развитию промышленности самое непосредственное отношение. Это проекты в электроэнергетике (электростанции, сети и т. п.), транспорте (железные дороги, мосты, трубопроводы), логистике (складские и распределительные центры и т. п.) и торговле (крупные магазины, торговые и выставочные комплексы). Однако при этом мы вынуждены исключить из рассмотрения крупные инвестиции в инфраструктуру связи, осуществление которых тесно переплетается с объектами, построенными гораздо раньше.

Особо отметим: для нас важно, чтобы проект был не реконструкцией и не модернизацией устаревшего оборудования. Принципиально, чтобы это были новые производства, построенные в чистом поле, — greenfield-проекты. Иногда мы включаем и так называемые brownfield-проекты. Это происходит, когда на месте старого завода фактически строится новый, либо в том случае, когда действующий завод получает абсолютно новое производство, либо когда происходит радикальное расширение производства действующего.

Для углубления анализа и выявления тенденций нами было выделено три типа инвесторов — с иностранным капиталом, федерального и регионального уровней. При этом компании с ключевыми активами в России, чьи холдинговые структуры зарегистрированы за рубежом, такие как, например, UC Rusal или Evraz Group, мы не квалифицируем как иностранные. Те российские компании, которые ведут бизнес в нескольких не соседних федеральных округах и чьи продажи в основном осуществляются за пределами домашнего региона, рассматриваются нами как федеральные. Все остальные компании считаются региональными компаниями.