Бой с тенью образования

Общество
Москва, 30.04.2012
«Эксперт» №17 (800)
Много учиться плохо, а богатые родители должны платить за обучение бедных детей, считает один из ведущих мировых авторитетов в области теории образования профессор Гонконгского университета Марк Брэй

Фото: Александр Кузнецов / Agency.Photographer.Ru

Марк Брэй — специалист по образовательным вирусам. Или, еще точнее, по самому опасному из них — теневому образованию. Брэй практик, а не теоретик. За последние десять лет он консультировал министерства образования более 60 стран, от Франции до Бирмы. Он ездит по всему миру и объясняет, что надо сделать для того, чтобы дети меньше учились, и, главное, почему это хорошо.

На первый взгляд подход Брэя ведет нас назад, во тьму Средневековья. Но у австралийского эксперта есть свои доводы. Эпидемия теневого обучения привела к росту социального неравенства и созданию в сфере образования гигантского пузыря. По мнению Брэя, движение Occupy Wall Street — лишь первый знак того, что, если этот пузырь не сдуть, он неминуемо лопнет. Программная книга Марка Брэя «Confronting the shadow education system. What governemnt policies for what private tutoring?» переведена на несколько азиатских и европейских языков и в настоящее время готовится к переводу и изданию на русском. В интервью «Эксперту» Брэй рассказал об особенностях теневого образования и о том, почему и как с ним стоит бороться.

Кто самый умный

Итак, что такое теневое образование и чем оно опасно?

— Теневое образование в моей интерпретации — это платные факультативные занятия по предметам академической школьной программы, на которые ученики ходят после школы. У него есть и положительные, и отрицательные последствия. Теневое обучение может ускорять личностное развитие и в целом улучшать качество человеческих ресурсов, что хорошо для экономики. Но в то же время оно ведет к расслоению общества, стрессу для многих семей, уменьшает эффективность образовательной системы и способствует коррупции. Задача контролирующих органов очень проста: надо максимизировать положительные стороны и минимизировать отрицательные.

То есть искоренить теневое образование невозможно?

— Опыт моей работы показывает, что, после того как этот вирус пустил корни в том или ином обществе, уничтожить его практически невозможно. В своей книге я анализирую примеры Маврикия и Южной Кореи: власти обеих стран приложили огромные усилия для борьбы с теневым образованием — и получили весьма скромные результаты. В Южной Корее специальные инспекторы даже ходили по «факультативам», проверяя, чтобы их студенты учились не больше определенного количества часов, но все было напрасно.

Какой примерно процент учеников ходит к репетиторам в разных странах?

— Эта доля очень сильно варьируется от страны к стране. В Корее и Гонконге она очень высока — около 80 процентов. В Скандинавских странах меньше всего — 3–4 процента. Остальные страны располагаются в этом промежутке. В Австрии за дополнительные уроки платят порядка 20 процентов родителей. В Литве 62 процента студентов университета посещали дополнительные занятия в средней школе. В Словакии 56 процентов учащихся средней школы «добирают» знания по школьным предметам где-то в другом месте, в Португалии — 55 процентов.

Насколько важен в данном контексте соревновательный аспект? Многие родители не успок

У партнеров

    «Эксперт»
    №17 (800) 30 апреля 2012
    Церковь и общество
    Содержание:
    Повод начать разговор

    Череда скандалов вокруг РПЦ пустила процесс развития отношений церкви и общества по неправильному, ущербному пути. Действительно содержательные проблемы уступили место совершенно надуманным

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама