Отсутствие единой реакции

Тема недели
Москва, 30.04.2012
«Эксперт» №17 (800)
Ход дискуссии вокруг отношений Русской православной церкви и государства «Эксперту» прокомментировал президент Ин-ститута национальной стратегии Михаил Ремизов

— Ситуация с Pussy Riot показывает, что церковь занимает оборонительную позицию по отношению к обществу. Это разительно отличается, скажем, от того, как ведет себя в мире Католическая церковь, занимающая активную позицию по важным для себя общественным вопросам, таким, например, как аборты, и не только. РПЦ исходит из того, что обладает определенной привилегированной территорией, условно говоря, в пределах церковной ограды, и вторжение туда чужаков вызывает острую реакцию. Думаю, тут сыграли свою роль и дополнительные внутрицерковные соображения. Pussy Riot оскорбили патриарха лично. Кирилл сейчас старается централизовать деятельность церкви. И я склонен доверять версиям церковных диссидентов, полагающих, что Кирилл был крайне обеспокоен главным образом первоначальным отсутствием единой реакции епископата на оскорбление патриарха.

В целом конфигурация конфессиональной политики в России держится на взаимоотношениях трех полюсов. Первый — это Православная церковь и околоцерковные круги, второй — секуляризированная интеллигенция, третий — мусульмане. В этой ситуации легко складываются ситуации, когда двое играют против одного. Притязания мусульман может уравновесить контр­реакция церкви и секуляристов. А на активность секуляристов одинаково реагируют мусульмане и церковь. И так далее. Нынешняя ситуация, когда, проклиная Pussy Riot, Всеволод Чаплин заявил, что не против шариатских судов, для мусульман особо показательна. Причем сделал он это после того, как адвокат Дагир Хасавов пообещал залить Москву кровью, если шариатские суды не будут введены. Это еще раз показывает, что церкви проще бороться с псевдопротивниками вроде панк-групп, чем с реальными угрозами, направленными не только против церкви, но и вообще против основ нынешнего российского общества. Это подтверждает и история с убийством Даниила Сысоева — проповедника, которого, скорее всего, убили радикальные мусульмане, однако в этой ситуации церковь предпочла вести себя максимально тихо.

Что касается отношений церкви и государства, то РПЦ однозначно поддержала власти в условиях гражданских протестов. На мой взгляд, та плата, которую получила церковь за такую поддержку, чрезвычайно мала. Она могла бы добиться той или иной формы конкордата (какой, например, действует в Грузии между Грузинской православной церковью и государством). Хотя, возможно, наша церковь добилась негласной поддержки государства в решении каких-то имущественных вопросов, оформления недвижимости и так далее. Но это еще раз заставляет задуматься, каковы социальные интересы церкви — усиление ее влияния как корпорации со своими ресурсами или все-таки исполнение миссии в работе с обществом.

У партнеров

    «Эксперт»
    №17 (800) 30 апреля 2012
    Церковь и общество
    Содержание:
    Повод начать разговор

    Череда скандалов вокруг РПЦ пустила процесс развития отношений церкви и общества по неправильному, ущербному пути. Действительно содержательные проблемы уступили место совершенно надуманным

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама