Чистый ответ Чистым прудам

14 мая 2012, 00:00

Редакционная статья

Фото: ИТАР - ТАСС

За неделю, прошедшую с 6 мая, основная часть СМИ смогла заставить всех практически забыть о том, почему, собственно, «Марш миллионов» закончился столкновением участников шествия с ОМОНом. В первый-второй день эта тема искусно обходилась, а потом была совершенно «забита» «народными гуляньями» и репрессиями по отношению к ним. Однако именно вопрос о том, что произошло 6 мая, является единственным политически важным. Поэтому мы предлагаем сделать акцент именно на нем. По информации, обнародованной некоторыми оппозиционными политиками в первый же день, и по той информации, которой располагаем мы, столкновения между ОМОНом и митингующими стали результатом заранее запланированной лидерами «полусистемной» оппозиции провокации.

Почему это политически важно? Во-первых, потому, что именно это послужило официальным поводом для «продолжения банкета». Если стране угрожает полицейская диктатура — значит, каждый честный человек должен почитать за честь оказать ей посильное сопротивление. В результате Москва уже неделю находится в состоянии пассивного противостояния силовиков и оппозиции, которое может взорваться в любой момент, и неизвестно, чем этот взрыв закончится.

Во-вторых, это был первый серьезный случай, когда несистемная оппозиция проверяла силовые структуры власти на прочность. Это означает, что у нее слишком много радикализма, чтобы иметь шанс с ней о чем-то договариваться.

В-третьих, никто из системных политиков (не первого уровня), за исключением пресс-секретаря Путина Пескова, не высказал своего отношения к произошедшему. Это означает, что институционализированная политическая система недостаточно зрелая для того, чтобы отвечать на прямые вызовы несистемной радикально настроенной оппозиции. Это ее и наша слабость. А слабых, как говорил один политик в совершенно другой ситуации, бьют.

Предполагается, что дела Удальцова и Навального будут как раз касаться выяснения причин жесткого противостояния 6 мая. Однако этого недостаточно. Вешать всю проблему на силовые ведомства было бы неверно. Потому что это политический вопрос. И именно как политический он должен быть рассмотрен в Государственной думе, например в рамках парламентского расследования. Граждане и их представители в Думе хотят сами разобраться, что, собственно, произошло. И пусть политики правящей и оппозиционных партий в рамках этого разбирательства сформулируют границы политически возможного для нашей системы. Потому что сегодня границ нет. Люди, выходящие на улицу исключительно с антипрезидентскими лозунгами, и никакими другими, всерьез говорят, что они останутся на улице до тех пор, пока власть не начнет с ними конструктивный диалог. И никто не смеется им в лицо. Радиостанции, утирая свежие слезы по поводу репрессий ОМОНа, радостно сообщают, что вот уже и Госдеп выразил беспокойство по поводу России. И никто из других СМИ не дает им мгновенную отповедь, что не Госдепа это дело. Советник премьера Сергей Гуриев уже после всего произошедшего сетует, что звали они Навального в Открытое правительство, а он не пошел. И ведь многие, продолжает Гуриев, кто был на Чистых прудах, могли бы быть полезны Открытому правительству, но теперь, увы, не пойдут. Читай: из-за гонений на демократию. Это просто немыслимо! В любой цивилизованной стране мира системный политик, сказавший такое, немедленно должен стать маргиналом. И поэтому, если мы хотим в западную цивилизацию, надо не заигрывать с несистемной оппозицией, а ставить ясные границы: провокации недопустимы, ОМОН будет защищать порядок в городе и стране, на мнение иных стран о наших внутренних делах нам наплевать (как и им на наше), политики, борющиеся с государством как с системой, не могут быть советниками в государственных делах (имеется в виду Навальный).

Уже больше года политическую повестку дня в стране так или иначе задает оппозиция. При этом ее системная часть, например в лице деятелей КПРФ, умудряется нагло утверждать, что, дескать, смотрите, как все плохо: капитал утекает за границу. Так он что, остановится, что ли, в результате революции? Все заглотнули наживку в виде борьбы с коррупцией. Она стала главной темой всех политических дебатов. И она разъедает страну. Разъедает не коррупция, а именно тема. Никто не может спорить с тем, что с этим злом надо бороться. Но эта борьба не должна мешать другой, созидательной, деятельности. А мысль о том, что страна прогнила, усиленно внушаемая нам оппозицией всех мастей, не создает эмоциональных предпосылок для деятельности вообще.

Говорят, что капитал любит тишину. О тишине в России, конечно, можно только мечтать. Но к чему капитал точно не готов, так это к тому, чтобы, поддаваясь на мелкие нравственные уколы ненавидящих государство и саму страну людей, наблюдать за тем, как несистемные политики погружают страну в море лжи, глупости и провокаций.