Контракты остаются в силе

21 мая 2012, 00:00
Фото: АР
Причины трагедии в Индонезии могут быть установлены только после расшифровки бортовых самописцев

Катастрофа лайнера Superjet 100, который во время демонстрационного полета врезался в гору Салак в предместьях Джакарты, не должна помешать экспансии российской авиатехники на мировой рынок. Несмотря на шум, поднятый западными СМИ c подачи рейтингового агентства Fitch, ни один из покупателей самолетов фирмы Сухого не намерен отказываться от сделок.

Напомним, аналитики Fitch Ratings, спустя всего несколько часов после трагедии, выступили с заявлением, смысл которого сводился к следующему: катастрофа нанесет тяжелый удар по имиджу фирмы Сухого, компанию ожидает резкое падение заказов в краткосрочной перспективе, что негативно отразится на сроках окупаемости всей программы.

Уже сейчас ясно, что эти прогнозы беспочвенны, и сбыться им не суждено. И вот почему.

Нет ни малейших оснований считать, что причиной катастрофы мог стать отказ техники или ее неисправность. Глава ОАК Михаил Погосян, срочно прибывший на место трагедии, публично подтвердил, что лайнер был совершенно исправен и перед полетом прошел все необходимые технические процедуры. Никаких жалоб на технику не поступало от экипажа и во время полета. Это подтверждают не только данные со средств объективного контроля, но и диспетчеры аэропорта Джакарты.

А вот рассматривать в качестве одной из основных причин происшествия человеческий фактор оснований, наоборот, предостаточно. Известно, что экипаж Superjet 100 отклонился от заранее согласованного маршрута. Что побудило пилотов изменить план полета, можно только гадать. Но за несколько минут до столкновения с горой экипаж запросил у диспетчера в Джакарте разрешение снизиться с 3,3 до 1,8 км и получил согласие на этот маневр. И опять-таки непонятно почему. Норматив по минимуму высоты в этом горном районе превышает 3 км, так что диспетчер просто не должен был разрешать снижение. Вот что по этому поводу сообщают местные авиационные власти: «Для облета мощных дождевых облаков сверху самолету пришлось бы набрать большую высоту, до 11 километров. В такой ситуации экипаж будет искать возможность облететь облака слева, справа или снизу. Поэтому просьба снизиться до 1,8 километра выглядит вполне разумно, если другого выхода нет», — говорит представитель Национального агентства по безопасности на транспорте Индонезии Томас Джамалуддин. Так это или нет, предстоит установить специальной комиссии, занимающейся расследованием катастрофы. Очевидно, что сделать это можно будет только после расшифровки бортовых самописцев и сопоставления информации с записями переговоров на диспетчерской вышке. Поэтому все разговоры об отказах авиакомпаний от приобретения Superjet 100 лишены даже теоретических оснований. Более того, такой шаг чреват прямыми убытками. В соответствии с мировой практикой в случае отказа от приобретения самолета авансовый платеж, составляющий около 2% от стоимости лайнера, покупателю не возвращается.

Сейчас портфель заказов «Гражданских самолетов Сухого» (ГСС) составляет 168 лайнеров на пять с лишним миллиардов долларов. Почти четверть заказов приходится на две индонезийские авиакомпании — Kartika Airlines и Sky Aviation, чьи сотрудники погибли в авиакатастрофе. Первая из них заказала 30 лайнеров почти на 1 млрд долларов, а вторая — 12 самолетов на 250 млн. Чиновники Минпромторга уже провели серию встреч с руководителями этих компаний. «Никаких изменений не произошло. Kartika Airlines и Sky Aviation получат 42 самолета в оговоренные сроки», — заявила по итогам переговоров глава пресс-службы Минпромторга Екатерина Рыжая.

Не изменились планы Индонезии и в отношении другой продукции фирмы Сухого — истребителей Су-30. Сумма этой сделки составляет 470 млн долларов. Она также будет выполнена в полном объеме. «Не надо думать, что крушение Superjet 100 как-то повлияет на решение о закупке Су-30 для ВВС. Оно уже, по сути, принято, остается согласовать лишь технические вопросы между правительством и парламентом Индонезии, — говорит зампред комиссии по обороне Хайоно Исман. — Что же касается самой трагедии, то она могла произойти абсолютно с любым самолетом, прежде всего из-за недостаточно высоких стандартов безопасности, касающихся авиатранспорта в Индонезии».