Обскакали рынок на один цикл

Компании, растущие со скоростью «газели» пять лет и более, уже прошли через модернизацию, тогда как вся экономика в нее только вступает

«Женщина, женщина! Эй, женщина, я к вам обращаюсь, вы будете мальчику новые штаны покупать? А когда? А почему сейчас не покупаете? Денег нет?» — Владимир Мельников, президент компании «Глория Джинс», бросается к проходящей мимо него по улице женщине с ребенком. Этот во многих отношениях странный человек более двадцати лет возглавляет компанию, являющуюся лидером швейной отрасли. Но сегодня в своих странностях он не одинок.

Андрей Самохин, президент «Садов Придонья», сильно переживал этой весной, что из-за своей загруженности на основной работе не успел к началу закладки очередного сада. «Но деревьев сто я все же успел посадить, — с облегчением говорит он. — Это тот ритуал, который я стараюсь не пропускать ни весной, ни осенью».

Вадим Ванеев, гендиректор группы компаний «Евродон», проверяет качество работы технолога своей компании по степени аппетита, с которым тот на деловом мероприятии поедает продукт собственного производства — мясо индейки.

Мирон Гориловский, президент группы компаний «Полипластик», в личных чудачествах не замечен, но замечена его «дочка» — компания «Полимертепло»: с недавних пор она взялась кредитовать российский ЖКХ, эту черную дыру, в которой бесследно исчезают миллиарды бюджетных рублей.

Но при всем при том нас в этих компаниях привлекло другое: все они аномально долго являются «газелями». Если средний срок быстрого роста «газели» составляет три года, после чего она выходит на плато, то в данном случае речь идет как минимум о четырехлетнем периоде.

Естественно, возникает вопрос: за счет чего достигаются такие выдающиеся результаты? Мы решили проанализировать особенности стратегий «газелей»-долгожителей.

Видение вместо конъюнктуры

Из интервью руководителей этих компаний можно легко подметить по крайней мере одну черту, объединяющую их бизнес-судьбы: окружающие чаще всего не понимают их логику выбора стратегии.

Так, по словам Мирона Гориловского, все называли его и его партнеров по бизнесу «полными психами», потому что они инвестировали в новые производственные мощности в 1990-е, когда в России стояли заводы. Крутили у виска, говоря и о Владимире Мельникове, который с 1995 года начал инвестировать в швейные фабрики в стране, с удовольствием носившей дешевые шмотки из Китая. В начале 2000-х большинство банкиров гнали из своих офисов Вадима Ванеева, обращавшегося к ним за кредитом на строительство комплекса по производству мяса индейки. Андрея Самохина, объявившегося десять лет назад с яблочным соком прямого отжима на рынке, где безраздельно господствовали такие гиганты, как «Лебедянский» и «Вимм-Билль-Данн», считали кто обманщиком (дескать, разводит, как и все, китайский концентрат), кто просто маргиналом.

Ощущение их оторванности от реальной жизни усугублялось тем, что в какой-то момент — примерно в середине 2000-х — они заговорили о своем лидерстве. Причем формулировки: «Стать номером один в мире по производству индейки», «Россия легкую промышленность не построит, а мы это сделаем» («Глория Джинс»), «У нас на 2008 год план

У партнеров

    «Эксперт»
    №21 (804) 28 мая 2012
    Новые назначения
    Содержание:
    Правительство доброй надежды

    Может быть, впервые в истории новой России кабинет министров составлен из профессионалов-технократов, а не политических назначенцев

    Разное
    Русский бизнес
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама