Все только начинается

Политика
Москва, 28.05.2012
«Эксперт» №21 (804)
Ни одна политическая партия Египта не сможет предотвратить дальнейшего роста цен на хлеб. Это означает неизбежную эскалацию политической нестабильности в стране

Фото: AP

На улицах Каира отчетливо ощущается нервозность — непривычно развязная для Ближнего Востока молодежь, отсутствие полиции на многих улицах и очень осторожное поведение полицейских там, где они есть. Одним из требований революции было прекращение полицейского насилия, и стражи порядка еще не знают, как вести себя в новых условиях. Впрочем, политические активисты утверждают, что полиция проявляет пассивность умышленно — как умышленно были выпущены уголовники из тюрем в последние дни правления Мубараков: чтобы население затосковало по жесткой руке и порядку.

На прошлой неделе в Египте состоялись президентские выборы. Результаты на момент сдачи номера были еще неизвестны, но, вероятно, речь идет о втором туре. Главная интрига состоит в том, перейдет ли вся власть в стране в руки исламистов (по итогам парламентских выборов, состоявшихся в январе 2012-го, три четверти мест заняли именно они: 47% мандатов получили «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), а 25% — ультраконсервативная салафитская партия «Аль-Нур»). Впрочем, кому бы ни досталась власть, по всей видимости, новая волна нестабильности неизбежна — Египет стоит на пороге очередного экономического кризиса, который ударит по всем слоям населения и породит недовольство пришедшими к власти политическими силами.

Разбираться в том, что стало со страной после революции и что ожидает ее после выборов, в Египет отправился корреспондент «Эксперта».

Исламисты бывшими не бывают

Кварталы вокруг министерства внутренних дел и министерства обороны Египта наглухо закрыты бетонными блоками, по углам дежурят БТР с военными, заборы вокруг расписаны недружелюбными граффити, адресованными SCAF (Высший военный совет Египта, перенявший власть у клана Мубараков год назад, находится на осадном положении). Чуть ли не каждый день на площади Тахрир проходят демонстрации представителей разных политических сил. Практически все они требуют одного — ухода военных. При этом, несмотря на широкое недовольство военными, многие избиратели готовы голосовать за их кандидатов на президентских выборах. Согласно результатам соцопросов, наибольшие симпатии у избирателей вызывают четыре кандидата: Амр Мусса, бывший министр иностранных дел в правительстве Мубарака, как считается, представляющий старый режим; Ахмед Шафик, последний премьер-министр Мубарака и еще один кандидат режима; Абдель Фоту, популярный среди молодежи, — бывший врач и бывший высокопоставленный участник «Братьев-мусульман»; Мохаммед Морси — официальный кандидат «Братьев-мусульман».

Абдель Фоту громко порвал с прошлым, формально выйдя из состава «Братьев», чем завоевал значительную часть либерального электората. Однако многие эксперты говорят о том, что его разрыв с исламистами мнимый. «Братство было единственной структурированной оппозицией в Египте долгие годы. Они начали свою деятельность еще при англичанах, борясь против колониализма. Это люди, которые вместе сидели в тюрьмах, бежали от полицейских облав и репрессий. Такого рода связи не разрываются вдруг. Я не

Новости партнеров

«Эксперт»
№21 (804) 28 мая 2012
Новые назначения
Содержание:
Правительство доброй надежды

Может быть, впервые в истории новой России кабинет министров составлен из профессионалов-технократов, а не политических назначенцев

Разное
Русский бизнес
Международный бизнес
Наука и технологии
Потребление
Реклама