Я хочу творить

Русский бизнес
Москва, 28.05.2012
«Эксперт» №21 (804)
Накануне своей гибели бизнесмен Михаил Кравченко дал «Эксперту» интервью, в котором говорил о конфликте между стремлением предпринимателей к созиданию и условиями, в которых приходится вести бизнес в России

Фото: Алексей Майшев

Итак, я умер,
Бейте барабаны!
И радуйтесь со мной,
Кто хоть мгновенье ЖИЛ!
Михаил Кравченко. «Избранное»

На прошлой неделе в подмосковном поселке Переделкино был убит предприниматель Михаил Кравченко. Глава крупнейшей в России мебельной компании «Фабрика мебели “8 Марта”» был застрелен шестью выстрелами в собственном «мерседесе», когда возвращался домой после банкета, которым завершился Московский международный мебельный салон в «Крокус Экспо». Убийство шокировало общественность: предприниматель был интеллигентным человеком, аккуратно и спокойно ведущим бизнес. Его знали как филантропа, мецената, академика РАЕН, путешественника и поэта.

Полиция сегодня отрабатывает несколько мотивов убийства, прежде всего — связанные с бизнесом, но пока нет ни одного приоритетного.

Загадочной оказалась не только смерть Михаила Кравченко — его жизнь тоже непроста для понимания, она опровергает сложившиеся в нашем обществе представления о людях бизнеса. Он писал стихи, картины, занимался скульптурой, издавал альманах «Затерянный мир» (Кравченко был путешественником-экстремалом — однажды он ездил с телеведущим Николаем Дроздовым в Новую Гвинею к племени людоедов), спонсировал детские дома. «Я не занимаюсь бизнесом — я занимаюсь людьми», — писал он в своем блоге. Подобное отношение к жизни выделяло его из среды отечественных предпринимателей, которые чаще всего видят в бизнесе возможность реализации своего эго. Творчество, поиск себя, любовь, духовный рост — эти ценности, которые в обывательском понимании больше подходят «сумасшедшим художникам», стали приоритетами человека, основавшего успешный бизнес в мебельной индустрии. Возможно, такой подход связан с личной историей Кравченко: в 1990-е ему пришлось пережить трагедию — в автомобильной катастрофе погибла его семья. Чтобы справиться с горем, он начал развивать бизнес: созданный им холдинг объединил крупнейшие столичные фабрики мягкой мебели — бывшие мебельные мануфактуры Ф. Е. Серегина. Выбор деятельности был не случаен: производство мягкой мебели требует индивидуального подхода, да и сама она символизирует красоту, семейный уют, душевный комфорт, что не могло быть не по нраву Кравченко, наделенному сильным эстетическим чувством. По сути, его мебельный холдинг сформировал средний сегмент отечественного мебельного рынка. В начале 2000-х, когда на рынке господствовали кустарная мебель и недорогой стандартный импорт, Кравченко предложил принципиально новый продукт — качественную брендовую мягкую мебель по европейскому образцу. У компании были собственные дизайнерские и конструкторские бюро (например, холдинг запатентовал восемь механизмов раскладывания диванов), масштабная дилерская сеть — сегодня она охватывает сто городов в России и СНГ. Новаторским оказалось и продвижение мебели: в рознице появились персональные продавцы-консультанты, и сегодня такой сервис стал привычным во всех мебельных салонах.

Примечательно, что рассказывать о своем бизнесе Кравченко не умел или же не хотел. К нему можно было прийти на деловое ин

У партнеров

    «Эксперт»
    №21 (804) 28 мая 2012
    Новые назначения
    Содержание:
    Правительство доброй надежды

    Может быть, впервые в истории новой России кабинет министров составлен из профессионалов-технократов, а не политических назначенцев

    Разное
    Русский бизнес
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама