Города с видом на море

Спецвыпуск
Москва, 04.06.2012
«Эксперт» №22 (805)
Многочисленные нефтегазовые проекты, реализуемые в Ямало-Ненецком автономном округе, сформировали представление об этом регионе как о временном месте проживания. Но Ямал — не вахта, убеждены окружные власти. И поэтому они делают жизнь в ямальских городах даже более комфортной, чем в большинстве регионов России

Я ожидал худшего, когда летел в Салехард. Но в нескольких километрах от аэропорта меня встретил уютный, симпатичный малоэтажный городок, в котором, правда, нет-нет да и мелькали деревянные одноэтажные строения, напоминающие то ли период «победившего социализма», то ли временные укрытия от непогоды. «Это остатки прошлого, — говорит Кудрат Байчибаев, живущий здесь уже полтора десятка лет. — Вот когда я сюда приехал, весь Салехард таким был. И вода из кранов такая текла мутная, что пить страшно было».

Салехард, действительно, удивительное место. Самим фактом своего существования он опровергает довод о том, что никто, кроме коренных малочисленных народов Севера — хантов, ненцев, селькупов, в Заполярье нормально жить не может. Может. И не просто жить, а развиваться, любить, рожать и растить детей и чувствовать себя столь же востребованным в своем деле, как в любом другом уголке Земли. Более того, именно здесь, в белом безмолвии, абсолютно равнодушном к тому, будешь ли ты жить или умрешь, рождается особая культура человеческих отношений, которая находит отражение и в архитектуре северных городов, и в образе жизни населяющих их людей, и в отношении власти к своему народу.

Дома на сваях

Первые русские поселенцы появились на территории нынешнего Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО, Ямал) в XVI веке, они основали в 1595 году старейший и единственный до сих пор город на полярном круге — Обдорск (ныне Салехард). И до 1970-х годов эти земли размером в полторы Франции представляли собой малообжитую территорию с сельскохозяйственным и промысловым укладом жизни. Переселяться сюда из остальной России никто не рвался. Лето — чуть больше месяца, зима — более 200 дней в году, с морозами до минус 50 градусов, под ногами лед с примесью глины и песка, покрытый тонким слоем почвы. Плюс полярная ночь, когда солнце не всходит месяца полтора, и полярный день, когда оно столько же не заходит (поэтому в каждом доме на окнах есть светонепроницаемые шторы). Любые постройки, в том числе и дома, можно возводить только на сваях, глубоко вбивая их в вечную мерзлоту и оставляя большой промежуток между полом и поверхностью земли, чтобы, не дай Бог, грунт не разморозился.

Однако со временем Ямал стал главным регионом страны по добыче природного газа. И это кардинально изменило округ, поскольку довольно быстро выяснилось: одним только вахтовым методом гигантские газовые залежи не поднять. «На Ямале уже несколько поколений первопроходцев родилось, и это настоящие коренные жители, считающие арктический регион своей Родиной. Родину у детей отнимать нельзя. Вся история освоения региона показывала, что здесь создавались семьи, рождались дети. Даже вахтовые поселки обрастали инфраструктурой — детскими садами, школами. Сегодня, когда есть все возможности и стратегические для Ямала задачи, условия жизни мы должны создавать комфортные для постоянных жителей округа — ямальцев. Мы строим города, поднимаем свою, ямальскую, медицину, уровень образования у нас на самом высоком уровне. Спорт, д

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (805) 4 июня 2012
    Протестное движение
    Содержание:
    Многовато вожаков

    Ставка на массовые уличные протесты все более явно изживает себя. Реальных политических дивидендов она принести не может, лишь создает пусть и не чрезмерные, но риски для страны, да мешает позитивно использовать возросшую социальную и политическую активность граждан

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама