Российская архитектура: от рывка до рывка

Общество
Москва, 04.06.2012
«Эксперт» №22 (805)
На 3-й Московской архитектурной биеннале задана новая повестка дня в градостроительстве: вместо архитектуры и интерьеров на первый план выходят урбанизм и общественные пространства

Фото: Алексей Андреев

Кризис и мэр Сергей Собянин практически заморозили столичное строительство. Однако, кроме девелоперов, никто особо не загрустил. Наоборот, многие обрадовались — ведь в последние годы стройка воспринималась как безусловное зло для города. Выражалось оно не только в слишком плотной застройке, оставляющих желать лучшего строительных технологиях и транспортной перегрузке, но прежде всего в никудышной современной московской архитектуре.

Наверное, сейчас уже поздно думать, почему так произошло, что мы построили и зачем. Важнее понять, как максимально нивелировать негативные последствия лужковского зодчества. Прошедшая на днях 3-я Московская архитектурная биеннале выдвинула на повестку дня вопросы самобытности российской архитектуры, реконструкции общественных пространств и попутно реабилитировала целое архитектурное направление — неоклассицизм.

Новомосковский стиль

«В чем самобытность шведской архитектуры? Наш национальный характер базируется на простоте и скромности. Важна идея “общего блага”: шведы доверяют государству и платят большие налоги. Мы не любим выделяться, но много заботимся о природе и детях. Отсюда и шведская архитектура — простая, лаконичная и функциональная», — рассуждал на биеннале главный редактор шведского журнала Form Даниэль Голлинг. В России эти простые рассуждения звучали необычно: наши цивилизационные коды во многом противоположны скандинавским. Но важнее другое: для России совершить такое же интеллектуальное упражнение не представляется возможным.

Современная российская архитектура, как и русская национальная идея, ускользает от четких описаний и обобщений. Она космополитична, интернациональна и почти лишена национального колорита. Весьма провинциальна по идеям: даже элитная Остоженка — выставка передового капиталистического строительства — выглядит как обычный приличный район где-нибудь во Франкфурте. Кроме того, есть большой пласт советской архитектуры, представленный панельным домостроением. Каким-то непостижимо дремучим образом этой тупиковой ветви, которую разработали в Европе в 1950-х годах и от которой уже полвека как отказались, у нас ухитряются следовать до сих пор.

Попытку создать новомосковский стиль предпринял в свое время Юрий Лужков. Его соратник Владимир Ресин выразил концепцию афористично: «В центре строим под старину, а весь авангард — на окраины». Современная архитектура не появилась ни в центре, ни у МКАД: она была под запретом. Зато весь ЦАО заполонили вульгарные домики с башенками.

Лужковский период также подарил миру удивительное явление — так называемое общество анонимных архитекторов: авторов проектов многих зданий, построенных в городе за последние двадцать лет, найти невозможно. Обычно это детище государственных проектных институтов типа «Моспроекта». «Серьезные люди в архитектурных мастерских занимаются согласованиями, конструкциями или инженерными системами. Фасады же часто рисовали студенты-практиканты, которых курировала какая-нибудь дама пенсионного возраста. Этот сплав молодости и опыта и застро

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (805) 4 июня 2012
    Протестное движение
    Содержание:
    Многовато вожаков

    Ставка на массовые уличные протесты все более явно изживает себя. Реальных политических дивидендов она принести не может, лишь создает пусть и не чрезмерные, но риски для страны, да мешает позитивно использовать возросшую социальную и политическую активность граждан

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама