Пропуск в европейское небо

Компания «Транзас» купила швейцарского производителя авиационных часов Revue Thommen. Выйдя в лидеры на рынке морской навигации и тренажеров, россияне решили закрепиться и в авионике

«Revue Thommen вроде бы негромкое имя, но их авиационные часы установлены практически в каждом западном самолете или вертолете», — уверяет Дмитрий Третьяков, генеральный директор «Транзас авиации», авиационного подразделения петербургской группы компаний «Транзас». Этого производителя и приобрела ГК «Транзас» — структура, которая сегодня удерживает почти половину мирового рынка электронных картографических систем и морских тренажеров.

По оценкам аналитиков, покупка обошлась в 20 млн долларов, такова выручка швейцарцев за год. В масштабах «Транзаса», чей оборот в 15 раз больше (300 млн долларов), объем сделки невелик. В конце концов, авиационные часы занимают совсем небольшую нишу на огромном рынке авионики объемом в десятки миллиардов долларов. Однако даже такая скромная покупка позволит российской компании получить доступ к этому рынку.

«Транзас» выпускает собственное бортовое оборудование, но сбыт ограничен Россией. Поглотив Revue Thommen, петербургская компания задействует мировую дистрибуторскую сеть швейцарцев, получит доступ к их сертифицированным производственным мощностям и уважаемый бренд. По прогнозу, в результате сделки темпы роста авиационного направления «Транзаса» удвоятся уже в нынешнем году.

Спокойное «море» и растущее «небо»

«“Морской” рынок очень стабильный, у нас там небольшой рост — 10 процентов ежегодно. А авиационная электроника перспективнее, здесь мы растем гораздо быстрее, около 30 процентов в год», — рассказывает Дмитрий Третьяков. Все потому, что на морском рынке позиции у компании давние и прочные: «Транзас» еще в начале 1990-х застолбил там свою нишу. Тогда три моряка создали навигационную систему, работающую не на огромных ЭВМ, как у остальных, а на ПК. Уникальный продукт продавался неплохо. Но препятствием стало то, что выбор оцифрованных карт для подобных приспособлений был очень скудным. Основатели «Транзаса» взялись за оцифровку, получив в итоге одну из самых больших картографических библиотек в мире. Это трудоемкий процесс, но зато, поскольку труд в России был (и остается) дешевле, чем в Европе, цены на карты «Транзаса» оказались ниже, чем у конкурентов. В результате компания, по ее собственным оценкам, держит около 40% рынка электронно-картографических систем. На другом «морском» направлении — тренажерах (они имитируют капитанский мостик, необходимый для обучения и переаттестации судоводителей) у компании 45% мирового рынка. «Все, что они могли взять, они уже взяли», — полагает Руслан Пухов, директор Центра анализа стратегий и технологий.

Таким образом, для «Транзаса» было вполне логично обратить взор на авиационный сегмент, весьма привлекательный еще и потому, что он больше морского по объему. Разницу в размере демонстрирует пример с тренажерами: если рынок морских тренажеров составляет 50–60 млн долларов, то авиационных — от 500 млн до 1 млрд. Дело в том, что авиационные тренажеры дороже и их требуется больше. Доли «авиа» и «моря» в обороте «Транзаса» уже почти равны, при том что морскими продуктами компания торгует по всему миру.

А вот мировой рынок авионики для «Транзаса» пока непаханое поле. Отчасти это объясняется тем, что основная продукция предприятия в авионике — навигационные системы, как и на морском рынке, но конкуренция в авиационной отрасли куда выше.

Впрочем, некоторые «авиационные» продукты «Транзаса» подходят и для зарубежной экспансии. Например, созданный в 2006 году вертолетный прожектор.

Когда питерцы выходили на этот рынок, серьезный игрок там был только один — американская компания Spectrolab, занимавшая 90% рынка. «Если вы смотрите голливудские фильмы, где ловят преступников, в них с вертолета светят прожектором», — «представляет» американский продукт Руслан Пухов.

«Транзас» вышел на практически монопольный рынок прожекторов и собирается потеснить лидера expert_806_023.jpg
«Транзас» вышел на практически монопольный рынок прожекторов и собирается потеснить лидера

При этом наибольший спрос на вертолетные прожекторы как раз в России. Так, по оценке Дмитрия Третьякова, спрос составляет 100 единиц в год на Западе и столько же — в нашей стране. «В авиапроме Россия сильнее всего в вертолетостроении, здесь мы сохранили свои позиции. Идея была в том, чтобы заместить американский продукт: он был разработан более 20 лет назад, а мы создали свой с учетом новейших разработок», — рассказывает Третьяков. Так, российский прожектор допускает совместное использование с другими системами на борту — например, с электронной поисковой системой при поисково-спасательных работах. То есть он может управляться не только пилотом.

Об успехе вертолетных прожекторов свидетельствует то, что в 2012 году, по данным «Транзаса», в Россию не поставили еще ни одного американского прожектора, сам же «Транзас» продал уже 92 установки. Пропуск на мировой рынок питерцы получили лишь прошлым летом, когда блокирующий пакет «Транзаса» купила компания «Промышленные инвесторы». С приходом инвестора «Транзас» смог претендовать на международные сделки M&A. И вот теперь компания будет осуществлять захват западного рынка под прикрытием швейцарского бренда.

Дмитрий Третьяков уверен, что удастся сыграть и на замене американских прожекторов, поскольку они стремительно устаревают физически. Теоретически американцы могут препятствовать прорыву «Транзаса», выпустив аналогичный продукт, однако временное преимущество у петербургской компании все равно есть.

С точностью часового механизма

«Чтобы поставлять авионику серьезным покупателям, необходимо быть интегрированным в систему. Это связано с вопросами сертификации, контроля качества. Очень много зависит от того, насколько ты близок к заказчику», — рассказывает Дмитрий Третьяков. Понятно, что «Транзас» планирует задействовать имеющиеся у Revue Thommen контакты с заказчиками, сеть продаж. Пригодится и доброе имя швейцарской компании.

Уже с третьего квартала 2011 года прожекторы по лицензии «Транзаса» выпускают на заводе Revue Thommen в Вальденбурге. При этом используется бренд швейцарцев, которому больше 150 лет, «бутика со столетней историей», как назвал его Пухов. Начав с производства обычных часов, вот уже 90 лет компания выпускает часы авиационные. Главное, у качества этого производства есть документальное подтверждение — сертификат Европейского агентства по авиационной безопасности (EASA).

Наладив изготовление вертолетных прожекторов в Европе, «Транзас» сэкономит на таможенных пошлинах и логистике. Конечно, труд в Европе дороже, зато производительность в авиастроении выше российской — не как в Америке, где она выше в восемь раз, но все же намного — раза в три.

В «Транзасе» рассчитывают, что им удастся перенести опыт высокой организации производства и в Санкт-Петербург. «Придумать в России можно все что угодно. А вот сделать продукт в заданный срок — это уже проблема», — объясняет Дмитрий Третьяков. В свою очередь, инженерный потенциал «Транзаса» будет полезен для развития предприятия Revue Thommen. До сих пор они делали аналоговые, механические приборы. Планируется, что совместно компании смогут начать производство оборудования нового поколения, например многофункциональных дисплеев.

Проблема состоит лишь в том, что таких низкоконкурентных ниш, как прожекторы, на рынке авионики немного. Сегмент тех же дисплеев уже более конкурентный. Кроме того, возможности «Транзаса» ограничены пока уровнем технологий. Будучи инженерным донором для швейцарцев, «Транзас», по признанию руководства компании, отстает от мировых лидеров лет на пять-семь и может предложить покупателям лишь «бытовые» изделия. Есть разработки и исследования, но нет готовых продуктов. Перед компанией стоит стратегическая задача — выйти на более высокий технологический уровень. «Транзас» обещает решить ее за два-три года, иначе делать «в небе» ему будет нечего.