Стук в городские ворота

Станислав Кувалдин
11 июня 2012, 00:00

Пробуждение местной политики в Москве — одно из неожиданных последствий Болотной площади. Теперь борьба муниципальных депутатов за расширение полномочий может стать одним из способов конкретизировать протестные требования

Фото: Олег Сердечников
Дворы и подъезды могут стать важной площадкой приложения политических сил

На 12 июня планируется широко анонсированное проведение двух крупных оппозиционных акций. Первая, «Марш миллионов-2», вписывается в «генеральную линию» массовых протестов. А вот вторая, митинг по поводу общегородского референдума, предложенная «Лигой избирателей», может быть шагом в ином направлении. В Москве уже началась борьба за расширение прав муниципалитетов, и «Лига избирателей» пытается заземлить московский протест, ориентировав его с федеральной на городскую политику.

Поход за полномочиями

26 апреля группа муниципальных депутатов Петербурга и Москвы, объединившихся в неформальную структуру «Реальная власть самоуправлению» (РВС), направила обращение в Конституционный суд. В обращении содержался призыв воспользоваться правом законодательной инициативы и поставить перед Государственной думой вопрос об отмене статьи 79 Закона о местном самоуправлении, ограничивающей полномочия муниципалитетов в двух столицах. Из Конституционного суда в положенный срок пришел ожидаемый ответ, что инициатива выходит за пределы прямого ведения этой организации. Впрочем, по мнению юриста Виты Владимировой, принимающей активное участие в работе РВС, такое обращение было скорее способом поднять проблему и привлечь к ней внимание СМИ. Дальнейшие планы РВС, по словам Владимировой, — добиться изменения устава городов Москвы и Петербурга, где следует обеспечить соблюдение Закона о местном самоуправлении в полном объеме без изъятий и ограничений. Есть идея обратиться с этим предложением в Московскую городскую думу. Однако, поясняет Владимирова, надежда на то, что МГД захочет рассматривать этот вопрос, тоже невелика, поэтому следует готовиться к организации городского референдума. На реализацию этого плана, по мнению юриста, может уйти около года планомерной работы.

«Реальная власть самоуправлению» — лишь одно из объединений оппозиционных муниципальных депутатов. Существует еще Форум муниципальных депутатов, первое заседание которого состоялось 22 апреля. Эта структура организована по инициативе партии «Яблоко» и объединяет советников муниципальных собраний, как представляющих оппозиционные партии, так и независимых. В заседании 22 апреля приняло участие около 120 депутатов, и пока цели форума простираются не настолько далеко, как у РВС. Так, обсуждалась инициатива «Яблока» по наделению муниципальных депутатов правом корректировать градостроительные планы. Расширение прав местного самоуправления в Москве — одна из приоритетных тем «Яблока» на протяжении многих лет.

Можно вспомнить и о Совете муниципальных депутатов Москвы, который, в свою очередь, претендует на объединение независимых депутатов (к нему, в частности, имеет отношение политический активист националистического толка Петр Милосердов).

Все указывает на явное изменение положения на муниципальном уровне в столицах: муниципальные депутаты вдруг обрели некий, пусть и слабый, политический ресурс. А объединяющим лозунгом стало расширение полномочий местного самоуправления.

Ветер местных перемен

Ресурс замечен не одними депутатами. 30 мая мэр Москвы Сергей Собянин выступил на съезде Совета муниципальных образований и пообещал, что полномочия муниципалитетов в Москве будут расширены. Хотя здесь, конечно, приходится говорить о возможном появлении хоть каких-то прав взамен их почти полного отсутствия. Например, предполагается обязать глав районных управ отчитываться перед муниципальными собраниями. При этом выраженное двумя третями голосов недоверие главе управы может стать основанием для его увольнения. К регулярным отчетам перед муниципальными депутатами собираются привлечь также главврачей поликлиник и руководителей инженерных служб. Кроме того, муниципалитеты получат возможность согласовывать строительство социальных объектов, благоустройство парков и придомовых территорий.

Предлагаемые изменения не революционные, да и перспективы их введения не близкие. Ни одно из перечисленных полномочий не имеет прямого действия и не становится исключительной прерогативой муниципалитетов. Главам управы можно будет выражать недоверие, но оно не влечет за собой их автоматическую отставку (последнее слово все равно остается за структурами правительства Москвы). Муниципалитеты будут согласовывать строительство социальных объектов, но, опять же, не будут единственной согласующей инстанцией. По словам депутата муниципального собрания района Зюзино активиста «Солидарности» Константина Янкаускаса, такие полномочия, как право согласования благоустройства дворов и парков, в некоторых округах уже были предоставлены муниципалитетам решением префектур. Что же до права согласовывать строительство социальных объектов, то по таким объектам конфликтных ситуаций никогда особо и не возникало, а право согласовывать строительство коммерческой недвижимости муниципалитетам никто давать не собирается. Тем не менее само по себе желание московской мэрии расширить, хотя бы символически, полномочия местного самоуправления показательно.

Откуда что взялось

В муниципальные собрания в Москве традиционно попадали уважаемые люди — директора школ, заведующие поликлиниками, руководители СОБЕСов. Ситуация изменилась после московских декабрьских митингов. Немало «людей с Болотной» пошло на муниципальные выборы — просто чтобы заняться политикой там, где это можно. Например, корреспондент «Русского репортера» Алеся Лонская стала советником муниципального собрания в районе Южное Бутово, о чем и написала репортаж. Некоторые, подобно Максиму Кацу (муниципальный советник в Щукине), сумели превратить свое избрание в шоу и стать звездой блогосферы. В Пресненском районе депутатом стала Елена Ткач, не один год боровшаяся с незаконной застройкой в центре Москвы. В целом же, по разным оценкам, благодаря «болотному призыву» около 20% депутатов муниципальных собраний, избранных в 2012 году, оказались оппозиционными, а главное — никак не связанными со средой, из которой избирались и в которой варились муниципальные депутаты все последние годы.

Максиму Кацу, кажется, удалось стать символом появления в муниципальной политике новых и абсолютно неожиданных фигур expert_806_076.jpg Фото: РИА Новости
Максиму Кацу, кажется, удалось стать символом появления в муниципальной политике новых и абсолютно неожиданных фигур
Фото: РИА Новости

Особый фактор — решение о создании Большой Москвы. В результате расширения территории города до границ Калужской области в ее состав должны войти новые муниципалитеты, такие как Троицк или Щербинка. Поскольку в Московской области Закон о местном самоуправлении действовал в полном объеме, набор полномочий, которыми они в настоящее время обладают, существенно выше, чем в районах исторической Москвы. При этом полномочия новых московских муниципалитетов остаются в неприкосновенности. Почти средневековая картина: город состоит из образований, обладающих разным набором прав и привилегий. Сама по себе ненормальная, она составляет политический вызов и при наличии активных и независимых муниципальных депутатов не может не стать поводом для их притязаний на большую самостоятельность.

Наложение всех факторов на сохраняющуюся в городе энергию уличных протестов создает уникальную ситуацию. С одной стороны, в столице на низовом уровне появился новый политический игрок, он готов предъявить конкретные требования, касающиеся устройства жизни и принятия решений. И эти требования, по крайней мере на первый взгляд, не кажутся утопическими. С другой стороны, все происходит в тот момент, когда оппозиция, способная вывести на столичные улицы десятки тысяч человек, нуждается в конкретизации своей программы.

Микроперемены

Депутат Елена Ткач — одна из активных участниц объединения «Реальная власть самоуправлению» и депутат муниципального собрания Пресненского района, единственного в Москве, где оппозиционные депутаты составляют большинство. Депутатом она стала в первый раз. Причины своего участия в борьбе за расширение полномочий местного самоуправления в столицах она объясняет просто: «Все стали депутатами. Все прочли 131-й закон и обрадовались, а потом ознакомились с 79-й статьей и удивились. Я поговорила с “Яблоком” и КПРФ, они объяснили, что это несправедливо и что они пытались с этим что-то сделать, но ничего не смогли». По ее словам, после апрельского обращения в Конституционный суд ей «стали звонить разные депутаты из разных собраний. Из Бескудникова, например, позвонила группа депутатов «Единой России». Спрашивали, можно ли вступить в РВС. «Я сказала — пожалуйста, конечно, присылайте контакты, — рассказывает Елена. — Взаимодействие с такими депутатами наладить удается: это же обычные люди. Директора школ и поликлиник. Вряд ли кто-то из этих членов “Единой России” был ее горячим поклонником».

expert_806_077-1.jpg
Депутат Елена Ткач всерьез включилась в борьбу за переустройство системы управления Москвой
Фото: РИА Новости

Сейчас, по словам Елены Ткач, ее деятельность сводится к простому знакомству с депутатами из разных собраний: «Надо понять, какие активные люди есть и в каком районе. Это бывает очень важно. Например, недавно в районе Рязанки возник конфликт жителей со строителями. Люди позвонили мне — нашли в сети номер, сообщили о ситуации, сказали: мы ничего не знаем, ничего не умеем, сделайте нам “сопротивление под ключ”. Я четыре часа им рассказывала, куда можно в этом случае обращаться, что делать. Что есть, кроме ЖЭКа и мэрии. Сообщила телефоны каких-то депутатов. И сейчас все собрание объединилось и пашет на этих активистов. Причем расклад там формально не в пользу оппозиции, но в этом деле объединились все».

Можно понять, что вторжение новых депутатов в привычную муниципальную жизнь нарушило устоявшийся порядок вещей. И речь здесь идет не о формальной политике, а о чем-то более важном, о том, как все вообще должно быть устроено. Рассказывает Алеся Лонская: «У нас много депутатов старой закалки. Они, может, и хотят улучшить район, но привыкли, что все спущенное из управы надо утверждать, а возникающие у жителей вопросы и затруднения решать при помощи личных связей. Они приходят, куда надо, их там знают и уважают. Они могут успешно просить». Итак, само вливание нового вина в старые муниципальные мехи — уже дорога к микропеременам: «ходить и просить» становится лишь одним из возможных, но не единственным видом депутатской активности.

И пусть Максим Кац в своем блоге с самолюбованием описывает собственную деятельность в собрании, однако он предложил не утверждать планы по благоустройству территорий (Кац работает в одном из округов, где решением префектов муниципальные собрания согласовывают такие планы), а все-таки их изучить и понять, почему проводятся именно эти работы. Тоже пример, как вне зависимости от исходных мотиваций депутаты предлагают относиться к обязанностям всерьез. Считать ли это оппозиционностью, зависит от точки зрения, а также от готовности самой городской системы принять тот факт, что самоуправление начнет неформально подходить даже к имеющимся полномочиям.

Что делать с городом

Сторонники решительных преобразований из РВС предлагают добиваться полной ликвидации административных округов и префектур, как лишнего звена в управлении городом. Они ратуют за образование районных исполнительных органов, подчиненных муниципальным собраниям, — они противники сегодняшнего положения, когда районные управы являются структурным подразделением московского правительства. Именно это, по мнению Виты Владимировой, должно быть прописано в новом уставе города, принять который движение намерено на референдуме либо иным путем.

Владимирова готова приводить разные примеры того, почему префектуры несовместимы с нормальной организацией жизни в городе. Так, именно наличием префектур она объясняет запомнившуюся многим скандальную историю с заменой традиционного питания в детских садах на вызвавшее подозрения новое меню. «Сейчас, — говорит активистка, — закупки для детских садов, для питания в детских садах ведутся на уровне административного округа. Представьте объемы госконтрактов. Это объемы, при которых свежие продукты просто исключены».

Мэр Москвы Сергей Собянин понимает, что шаги навстречу местному самоуправлению отвечают и политическим интересам городских властей expert_806_077-2.jpg Фото: РИА Новости
Мэр Москвы Сергей Собянин понимает, что шаги навстречу местному самоуправлению отвечают и политическим интересам городских властей
Фото: РИА Новости

С мнением о чрезмерной централизации московской системы управления готовы согласиться многие эксперты. «Ткань современных городов настолько уникальна и состоит из столь разных пространств, что управлять всей Москвой централизованно так же нелепо, как рулить всей Россией из Кремля, — полагает генеральный директор консалтинговой компании IRP Group Булат Столяров. — Сейчас же муниципальный уровень в столице фактически кастрирован». Правда, Столяров скептически относится в возможности локальных перемен: «Москва нуждается в радикальной муниципальной реформе, определять жизнь в городе через 16 целевых программ просто невозможно. Потребуется решительная ломка всей существующей системы управления, и откуда Собянин может получить столь сильный импульс, чтобы решиться на это, я пока не знаю».

Другие специалисты тоже указывают на чрезмерную централизацию городской власти, но более осторожны в выдвижении альтернатив. «Жизнь города не та сфера, где хотелось бы ждать революций», — говорит директор направления «Городское хозяйство» Института экономики города Сергей Сиваев. Он полагает, что ломать префектуры необходимости нет: «Мне кажется, что без таких структур городу не обойтись, и это не пересекается с вопросами местного самоуправления. Префектуры решают те вопросы, которые относятся к единому городскому хозяйству. А местное самоуправление может заниматься тем, что можно решить локально. Полномочия на уровне управ — это гораздо более разумная, приземленная концепция муниципалитета малых дел». В этом смысле он считает полезными даже те скромные нововведения, которые предлагает Сергей Собянин: «Судя по тому, что сказал Собянин, муниципалитетам действительно хотят найти работу. И главная из них — контроль над управой. Управа остается подразделением правительства Москвы, но муниципалитет может оценивать ее работу и выражать недоверие. Снимать главу управы он не может, но, думаю, политическое давление со стороны муниципалитетов может стать весомым фактором».

Хотите всенародно поговорить об этом?

Представители РВС должны принять участие в митинге «Лиги избирателей», которая 12 июня собирается объявить об инициативе городского референдума. Однако связь между «Лигой избирателей» и РВС пока слабая. Елена Ткач говорит, что согласилась пойти на митинг, когда ее пригласил туда журналист — активист «Лиги избирателей» Сергей Пархоменко. Сам Пархоменко объясняет, что когда они вместе с другими членами лиги обсуждали идею митинга, то решили пригласить муниципальных депутатов, тогда он и позвонил Ткач, о чьей деятельности многие осведомлены и чей телефон легко найти в интернете.

7 июня прошел круглый стол по вопросам городского референдума, в котором приняли участие представители «Лиги избирателей» и РВС. На нем посчитал нужным выступить председатель Мосгордумы Олег Платонов. По словам Ткач, участники решили координировать свои действия и подготовить общий список вопросов. Она говорит, что все согласны в пунктах, касающихся расширения прав муниципалитетов, роспуска Мосгордумы и расширения ее состава.

В блоге писателя и активиста «Лиги избирателей» Бориса Акунина проходит обсуждение вопросов, которые предполагает вынести на референдум лига. Предложены вопросы о доверии выборам в ГД РФ в части, касающейся Москвы, о запрете мэру занимать пост более двух сроков, о необходимости самороспуска МГД и отставки мэра в связи с расширением Москвы и другие — вплоть до запрета мэру пользоваться спецсигналами. Читатели могут проголосовать. Предполагается, что часть вопросов станет неким модульным набором, с которым можно будет инициировать референдумы в других городах. Набор вопросов разнороден, частью отсылает к повестке декабрьской Болотной площади и в целом оставляет много поводов для сомнений. Вите Владимировой, уже имеющей план проведения референдума по новому уставу города, сама концепция, когда сначала предлагается «давайте проведем референдум», а потом — «подумаем, по каким же, собственно, вопросам мы хотим его провести», кажется странной.

Сама РВС строит планы по образованию рабочих групп и обсуждению тем, относящихся к расширению прав местного самоуправления и конкретных механизмов их реализации. Впрочем, и это отчасти благопожелания: активисты намерены рассылать предложения по участию в обсуждении всем представителям экспертного сообщества, собираются искать площадки для такого обсуждения — от академических институтов до СМИ. И пока не ясно, кто принял эти предложения и, соответственно, насколько авторитетны окажутся планы и концепции. Пока все похоже на действия немногочисленных энтузиастов.

В смелых проектах по переустройству городской власти логика политической борьбы и рациональных управленческих требований тесно переплетена. Это как раз есть политика и оппозиционная деятельность: группы, имеющие свои представления и интересы, хотят расширить свое влияние на окружающую жизнь и выдвигают аргументы, которые кажутся им убедительными. Можно видеть, что потенциал местной политики осознается и участниками уличных акций. То, что в Москве вдруг стал актуален тот базовый уровень политики, с которого, по идее, все должно начинаться, — явление, возможно, более важное, чем все реальные и мнимые политические изменения последних месяцев. При этом как бы ни были отдельные моменты этой актуализации увязаны с федеральной оппозиционной повесткой, сама необходимость работать «на земле», переговариваться с управами, решать конкретные местные проблемы, делает разговор о полномочиях предметным и не привязанным лишь к лозунгам и благим пожеланиям. Так что местная политика, по крайней мере в Москве, имеет шанс стать еще содержательнее.