Эти разные, разные, разные лица

Книги
Москва, 18.06.2012
«Эксперт» №24 (807)

Начатые в России и законченные в эмиграции воспоминания о детстве и молодых годах художника дают возможность увидеть не только разного Коровина, но и самых разных людей, с которыми ему довелось идти по жизни долгие годы или сталкиваться мимоходом. И встречи, с которыми вобрало в себя его — такое многогранное — творчество. Это близкие: мать, поддерживавшая увлечение мальчика рисованием; брат Сергей, отправивший рисунки Кости Саврасову и Перову; и сам Алексей Кондратьевич Саврасов — сперва уважаемый профессор, говорящий: «Не надо стараться… Муза не любит», а в финале воспоминаний — спившийся старик, не растерявший, однако, приязни к людям; и другой учитель Коровина, «блестящий рисовальщик» Сорокин; и Савва Мамонтов, промышленник и меценат, утверждавший, по словам Коровина, что опера «серьезнее железных дорог»; и Врубель, и управляющий Конторой Московских Императорских театров Теляковский, и охотник Тараканов... Картину дополняют другие «разные лица», герои коротких автобиографических рассказов — озорных («Случай с Аполлоном»), грустных («Меценат»), трогательных и пронзительных («Мой Феб»). А еще «Моя жизнь» позволяет почувствовать, как воспринимал и рисовал мир человек, различавший «тени красноватые с ультрамарином», видевший воздух «тепло-голубым, светлым».

Сам Коровин в мемуарах предстает не искрометно-беззаботным, если не сказать самодовольным, каким показан на портрете работы друга, Валентина Серова, вынесенном на обложку книги. Если говорить о живописных ассоциациях, неспешный, обстоятельный, неровный — тон мемуаров скорее соответствует позднему «Автопортрету» 1938 года, с которого на нас глядит седой старик. Старик, отчетливо напоминающий деда Константина Коровина, московского купца первой гильдии, каким его запомнил и описал знаменитый внук.

Коровин Константин. Моя жизнь. — СПб.: Азбука-Аттикус, 2012. — 288 с. Тираж 4000экз.

У партнеров

    «Эксперт»
    №24 (807) 18 июня 2012
    Протесты
    Содержание:
    Скромные миллионы

    Болотная, какой мы ее знали, подошла к концу. Осенью протест будет либо с другими лозунгами и лидерами, либо утратит политическое значение

    Международный бизнес
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама