Hi-End

25 июня 2012, 00:00

 expert_808_082-1.jpg

За последнее время в жизни швейцарской мануфактуры Girard-Perregaux произошло много изменений. Осенью 2010 года умер Луиджи Макалузо, знаменитый гонщик, успешный бизнесмен, яркий человек золотого века дольче виты, долгое время бывший главой и сердцем Girard-Perregaux, и компанию возглавил его сын Стефано. Летом 2011 года марку купила Gucci Group Франсуа Пино, и с 2013 года все свои новинки Girard-Perregaux будет показывать не в Женеве на SIHH, а в Базеле на Baselworld. Это значит, все станет «быстрее, выше, сильнее», что на маркетинговом языке означает «современнее, динамичнее, свежее». Нам еще только предстоит увидеть это светлое будущее, но в его преддверии марка представила свои возрожденные классические коллекции, и в частности коллекцию «1966». С ней Girard-Perregaux появился на прошлогоднем SIHH, в этом году добавил к ней модель с минутным репетиром. Но жемчужина коллекции — самые простые часы Girard-Perregaux 1966 Small Second. Здесь нет ни одного усложнения — просто часовая и минутная стрелки и маленький циферблат для секундной стрелки на 6 часах. Стилистическим образцом послужили карманные часы, но результат получился такой чистоты и ясности, что стиль даже не назовешь винтажным — он просто эталонный. Циферблат покрыт белой эмалью — мастера-эмальеры мануфактуры в Ла-Шо-де-Фон буквально впаивают специальный состав в металл при высокой температуре. На белом фоне — черные наклонные арабские цифры, синие стрелки в форме листа сделаны из вороненой стали, запас хода на 46 часов, 40-миллиметровый корпус из розового золота, черный крокодиловый ремешок. Чистейший образец чистейшей классики. Идеальные часы как для тех, кому важно просто знать время, так и для тех, у кого уже есть все возможные усложнения. Как написали на одном часовом форуме, «цифры и стрелки, стрелки и цифры… сесть в позу лотоса и медитировать».

 expert_808_082-2.jpg

Cartier всегда умели ловить веяния времени — и воплощать их в иконических образах. А также находить людей, которые блестяще это делали. Один из них — ювелир Альдо Чипулло, придумавший для Cartier на рубеже 60–70-х несколько коллекций, ставших ювелирными хитами всех времен и народов. Прежде всего это знаменитые парные браслеты Love, которые крепились винтами, а снять его можно было только при помощи другого человека, — их носили пары, и они стали символом эпохи make love no war. В начале 70-х Чипулло сделал еще одно знаменитое украшение — браслет в форме свернутого в кольцо гвоздя. Эта яркая и остроумная вещь воплощала Нью-Йорк 70-х с его расцветом современного искусства и буйным весельем клуба Studio 54. В нынешнем году компания Cartier переиздала свои гвозди в коллекции Juste un Clou. Это украшения-унисекс, браслеты и кольца, которые могут носить и мужчины, и женщины. Аскетичный дизайн в белом, желтом и розовом золоте в нескольких вариантах дополняется бриллиантовым паве по ободку шляпки гвоздя. С июля их можно будет купить в магазинах Cartier по всему миру.

 expert_808_082-3.jpg

Виктория Бекхэм медленно, но верно эволюционировала из классической британской chav в респектабельную мать семейства и уважаемого дизайнера. Можно спорить о ее персональных талантах, но чего у нее не отнимешь, так это упорства — она много лет с разных концов подступалась к дизайну, выпускала джинсы, очки и проч., но в конце концов стала делать платья, которые ее прославили. Затем взялась за сумки — и это тоже сработало. Сюжет был очень грамотно встроен в классический тренд — за основу брались традиционные формы, чистые цвета и самые лучшие фактуры. В результате получились удобные, вместительные и очень красивые сумки. Есть саквояжи, есть модные сейчас квадратные на длинном ремне в стиле 70-х, есть супермодные большие планшеты с молнией посередине, есть традиционные сумки-конверты на цепочке. Для объемных и наплечных сумок используется лен в сочетании с бычьей кожей ярких цветов, для сумок-конвертов — телячья кожа простых оттенков. Ну и конечно, не обошлось без супергламурных моделей из кожи питона цитрусовой гаммы.

 expert_808_083-1.jpg

Часто люди, пользующиеся суперпродвинутым кремом для лица за 500 евро, моют руки самым дешевым мылом, купленным в лавке у метро, совершенно не задумываясь о его пользе или вреде. Продукты Malin+Goetz просто созданы для того, чтобы разрешить этот парадокс нашего потребления. Марку создала в 2004 году пара нью-йоркских геев Мэтью Малин и Эндрю Гетц, каждый имел опыт в маркетинге (Малин работал для знаменитой косметической марки Kiehl’s, а Гетц для мануфактуры Vitra) и хорошо понимал потребности рынка. Очень быстро магазин Malin+Goetz в нью-йоркском Челси стал модным местом, а затем их дизайнерские баночки и флаконы стали продаваться по всем у миру. Концепция марки проста и эффективна: это аптечная косметика, сделанная в соответствии со всеми последними трендами. Она не строго органическая, но лишенная парабенов, синтетических отдушек, красителей и продуктов нефтехимической переработки. Формулы не перегружены, в них нет никакого балласта, как в массовых марках. Это максимально мягкая и неагрессивная косметика — у Мэтью Малина есть все существующие кожные заболевания, и этот пункт был для него особо важен.

В результате получился ряд повседневных продуктов, простых и убедительных, обеспечивающих современный уход. Среди хитов Malin+Goetz — мятный шампунь и эвкалиптовый дезодорант, маска для волос и бальзам для губ, восторгами на их счет забиты все косметические форумы. В Москве их можно найти в Cosmotheca на «Винзаводе».

 expert_808_083-2.jpg

Microsoft в ближайшее время начнет выпуск своего планшетника. Не просто на операционной системе Windows, а совсем своего. Он будет называться Surface и продаваться в двух вариантах: с операционными системами Windows RT и Windows 8 Pro.

В США Surface будет стоить соответственно 600 и 800 долларов — заметно дороже конкурентов. Из чего многие сделали вывод, что корпорация Билла Гейтса не стремится во что бы то ни стало завоевать рынок: цель — создать эталонный продукт на базе своей операционной системы, чтобы показать ее возможности производителям планшетов и задать ориентир качества.

Однако как элитная альтернатива iPod планшетник Microsoft вполне может сработать. Тем более что кроме «эталонности» у Surface есть весьма полезная особенность — клавиатура-чехол Touch Cover толщиной всего 3 мм. Клавиатура-чехол выполняет сразу и очень важную прагматическую функцию, превращая планшетник из многофункциональной игрушки в рабочий инструмент. Кроме того, она — ключевой элемент дизайна, чехлы пяти разных цветов будут соответствовать пяти разным типам клавиатур.