Особо опасные резервы

Дмитрий Яковенко
25 июня 2012, 00:00

Очередная волна борьбы с кэптивностью банковской сферы, которую инициировал Центральный Банк, может обернуться резким сжатием рынка инвестиционных кредитов и увеличением разрыва между государственными и частными фининститутами

Рисунок: Игорь Шапошников

Банк России продолжает поддерживать тренд на ужесточение резервных требований. Сейчас в центре внимания регулятора оказались кредиты, выдаваемые под инвестпроекты. В подготовленных недавно поправках ЦБ к положению 254-П под такие ссуды предлагается формировать повышенные резервы, размер которых будет определяться длительностью грейс-периода. Например, если процентные платежи по кредиту не поступают свыше двух лет, банк должен будет сформировать резервы в размере 10% от суммы кредита. Если отсрочка платежа длится дольше трех лет — резервы будут составлять уже 25%. Максимальное значение резервов — 75% — предусмотрено для проектов, платежи по которым не поступают свыше пяти лет.

Аналитики сходятся во мнении, что нынешнее ужесточение резервных требований указывает на то, что регулятор хочет подавить у кредитных учреждений желание выступать в роли инвестора. «Банк должен кредитовать, а не инвестировать, — говорит Максим Осадчий, начальник аналитического управления банка БКФ. — Зачастую кредитные учреждения грешат тем, что финансируют проекты своих собственников. Это ведет к появлению у них небанковских инвестиционных рисков. Элементарный пример: банк выдал кредит компании своего собственника на строительство офисного центра. Очевидно, что от нулевого цикла до генерации выручки проектом — многие годы. Банк взял на себя предпринимательские риски вместо кредитного риска».

При этом у фининститутов остается достаточно способов, чтобы выйти из-под действия новых поправок. «Естественно, в ответ на эту инновацию банки будут пытаться замаскировать свои инвестиционные кредиты под обычные, — уверен Максим Осадчий. — Например, с помощью кредита технической компании, через которую банк-злоумышленник создает фиктивные потоки процентных платежей. В этом случае не проект генерирует деньги, а банк сам себе выплачивает проценты. По аналогичным схемам свои инвестпроекты финансировали Банк Москвы при старом руководстве, Международный промышленный банк».

Асимметричным ответом Центробанка на такие действия может стать так называемое мотивированное суждение, право на которое уже в ближайшее время будет закреплено за регулятором. Благодаря этой мере сотрудники комитета банковского надзора ЦБ смогут по косвенным признакам определять, нарушает ли тот или иной банк установленные нормативы. В случае с замаскированными инвестиционными кредитами право мотивированного суждения будет как нельзя кстати: даже если по кредиту поступают «технические» процентные платежи, ЦБ сможет сделать вывод о кэптивном характере выданной ссуды и обязать банк сформировать соответствующие резервы.

С этой точки зрения нововведения, разработанные ЦБ, укладываются в политику регулятора по снижению кэптивности банковской сферы. Вместе с тем нетрудно представить, каким ударом станут новые поправки для инвестиционного кредитования в целом. Коммерческим банкам, чувствительным к ужесточению резервных требований, придется отказаться от долгосрочных инвестпроектов в своих кредитных портфелях, и рынок, скорее всего, будет отдан на откуп государственным банкам. «Серьезные инвестиционные проекты — стартапы как раз и предполагают грейс-период процентных поступлений, поэтому поправки ЦБ окажут негативное влияние на инвестиционное кредитование проектов заемщиков большинством коммерческих банков, — считает Людмила Гончарова, заместитель председателя правления банка “Возрождение”. — Это, на наш взгляд, негативно отразится как на развитии отечественных товаропроизводителей, так и на создании здоровой конкуренции в банковском секторе. Дело в том, что кредитование инвестпроектов с процентным грейс-периодом свыше двух лет смогут позволить себе те банки, у которых есть возможность создавать резервы вне зависимости от целесообразности таких резервов, то есть госбанки. Остальные коммерческие банки окажутся в невыгодных условиях». Согласен с такой точкой зрения и старший вице-президент Номос-банка Александр Ройко: «В первую очередь можно говорить о негативном влиянии на экономику, социальную сферу, особенно в части создания рабочих мест: с принятием поправок темпы кредитования инвестпроектов почти наверняка снизятся. А потребность в создании новых производств в России высокая. При этом нельзя сказать, что в последнее время отмечался бум кредитования инвестиционных проектов. Инициаторам крупных проектов не понаслышке знакома проблема поиска финансирования для их реализации».

Очевидно, под ударом окажутся именно кредиты, выдаваемые банками под финансирование стартапов с длительными горизонтами окупаемости — мало какой серьезный инвестиционный проект проходит точку безубыточности раньше двух-трех лет. У банков же, выдающих ссуды под проекты, связанные с модернизацией действующего производства, никаких проблем возникнуть не должно. «Одним из основных требований нашего банка при кредитовании таких проектов является ежемесячная выплата процентов за счет текущей деятельности, что, на наш взгляд, понижает риск кредитной нагрузки на финансируемый проект, — рассказывает Людмила Гончарова. — Как показывает наша практика, такие условия приемлемы для клиентов, осуществляющих инвестпроекты по техническому перевооружению и модернизации действующего производства».

Подобной политики придерживаются и другие кредитные учреждения, выдающие деньги на обновление основных фондов уже действующих предприятий. Проблема в том, что о новых перспективах фининститутам теперь можно даже не мечтать. «Наш банк после кризиса сконцентрировался на финансировании модернизации имеющихся производств, — отмечает Александр Ройко. — Если сейчас будет принято решение повысить нормы резервирования, такой подход станет долгосрочной рыночной тенденцией».

Поправки ЦБ также означают, что инициаторам стартапов не стоит рассчитывать на банковское кредитование. Однако с альтернативными источниками денег тоже не все гладко. «Если говорить, например, о привлечении средств путем размещения долговых ценных бумаг, то инвесторами в подавляющем большинстве случаев все равно будут выступать банки, — говорит Александр Ройко. — Но при этом у них будет гораздо меньше возможностей для реалистичной оценки инвестпроектов. Ведь при проектном финансировании кредитор получает подробную информацию о проекте, ходе его реализации. В случае же с облигациями инвестиционное решение придется принимать, исходя из данных, содержащихся в проспекте эмиссии, и у банка будет гораздо меньше возможностей для получения оперативной информации и хеджирования рисков».

Конечно, предаваться пессимистическим настроениям еще рано: в поправках ЦБ содержится внушительный список компаний, которым не придется формировать повышенные резервы под инвестиционные кредиты. Это в первую очередь стратегические предприятия и компании, имеющие высокий рейтинг платежеспособности. Скорее всего, в ходе дальнейших обсуждений проекта поправок список может расшириться и дополниться другими характеристиками качества заемщика. Но что будут делать компании, которые в этот список не попадут, пока не понятно.