Тщетные попытки

Тема недели
Москва, 25.06.2012
«Эксперт» №25 (808)

Европейский долговой кризис давно перестал быть горячей новостью. И тем не менее единая европейская валюта остается весьма сильной — курс 1,25 доллара низким не назовешь. Это, конечно, не 1,5 доллара, как в начале 2010 года, но всего-то процентов на пятнадцать ниже среднего курса за последние два года. И примерно в полтора раза выше минимальных значений — в первые годы своего существования евро опускался в район 0,8–0,9 доллара. Евро остается очень крепкой валютой, казалось бы, вопреки всему.

Тому есть две основные причины. Во-первых, репатриация активов европейскими финансовыми институтами. Кризис заставил инвесторов возвращать капитал в Европу. Во-вторых, позиция Германии, которая высоко ценит ценовую стабильность. Еврозона позволяет немецким экспортерам чувствовать себя неплохо, несмотря на крепкую валюту. Однако то, что устраивает немцев, вряд ли может устроить более слабые экономки, прежде всего стран Юга Европы. Сколько ни рассуждай о мерах бюджетной экономии в Греции, Испании или Италии, факт остается фактом: единая валюта слишком дорога для них. Они привыкли десятилетиями жить в условиях перманентной девальвации национальных валют, и трудно ожидать, что они могут жить иначе. Какое-то время им удавалось «не замечать» дороговизны евро — за счет возможности брать в долг под сравнительно низкий по историческим меркам процент. Но этот механизм адаптации сломался.

Греция и Испания не могут стать Германией, что ты с ними ни делай. Поэтому непонятно, на что вообще рассчитывают европейцы. Если бы немцы смирились с тем, что евро будет больше походить на итальянскую лиру, чем на немецкую марку, европейскую экономику как-то можно было бы сбалансировать. Но они явно к этому не готовы. При этом и платить за поддержание высокого уровня жизни в других странах они не хотят. Разговоры о необходимости бюджетно-налоговой консолидации ведутся, но и только. Причем, как показывает история с общеевропейскими облигациями, немцы и тут будут держать оборону до последнего.

Если бы вдруг, например, испанская молодежь (а безработный тут каждый второй) массово начала уезжать жить и работать в другие страны, это могло бы как-то сбалансировать рынок труда и исправить ситуацию. Однако отток рабочей силы из менее развитых экономик Южной Европы пока не позволяет рассчитывать на принципиальные улучшения. К тому же миграция за пределы страны не способ запустить экономический рост.

Все эти соображения настолько очевидны, что их, пожалуй, не стоило бы и повторять, если бы не удивительное поведение европейских политиков и евробюрократов. Они продолжают демонстрировать странную уверенность, что ту же Грецию можно «спасти», стоит лишь принять правильные меры. Тогда как весь опыт финансовых кризисов последних лет сорока показывает, что слишком сильная валюта способна погубить практически любую страну. И долговой кризис не болезнь, а симптом. Аргентина, например, уж точно не хуже Греции, но и для нее игры с валютным курсом завершились плохо. Удерживать страны с недостаточно сильными

У партнеров

    «Эксперт»
    №25 (808) 25 июня 2012
    Кризис евро
    Содержание:
    Уверенное движение к пропасти

    Кризис в еврозоне входит в критическую фазу, но европейские лидеры демонстрируют неспособность выработать общее решение. Из-за этого сохранение единой валюты обходится европейским налогоплательщикам все дороже

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама