Элитная жилплощадь

Культура
Москва, 09.07.2012
«Эксперт» №27 (810)
МХТ им. А. П. Чехова, открывший сезон «Мастером и Маргаритой», завершает его тоже Булгаковым: Кирилл Серебренников поставил «Зойкину квартиру»

Фото: ИТАР-ТАСС

Можно уверенно сказать, что на сцене МХТ появился очередной хит — яркий, эффектный, музыкальный и при этом злободневный. Все слагаемые успеха налицо. Да и чему удивляться? Кирилл Серебренников как никто умеет делать блокбастеры. Но все же спектакль оставляет печальное ощущение двойственности: в нем всего понемногу — немного актуальности, немного энтертейнмента, немного мюзикла, немного хайтека. При этом ни одна линия не доведена до конца.

Все начинается с отличного музыкального номера, где Зойка пытается добыть нужную бумажку в кабинетах какого-то Важного Учреждения, а со всех сторон на нее наползает черный морок супрематической компьютерной графики. «Вот это да! — думаешь, — вот это мюзикл в духе двадцатых!» Но в следующей же сцене авангард резко заканчивается, да и мюзикл тоже, и начинается привычный драматический театр, разбавленный шутками и привычными кунштюками от Серебренникова — китайскими драконами, видеопроекциями голых женщин, омоновцами-«космонавтами» с черными шарами на головах и портретом Путина на майке одного из героев. В общем, режиссер, с одной стороны, всячески развлекает публику, а с другой — подмигивает: ну вы же понимаете, о чем мы тут все поем и пляшем.

Спасибо, мы понимаем — ведь уже в программке красноречиво изображено табло вылетов международных рейсов, а в качестве музыкальной основы использованы мелодии берлинского кабаре 20–30–х годов прошлого века. Нетрудно вспомнить, что последовало за этими веселыми годами, и спроецировать ситуацию на наше время. Серебренников изображает гламурную тусовку, которая упивается красивой жизнью (сколько роскошных костюмов сшито для каждой актрисы!), устраивая себе кусочек Франции посреди унылой Москвы. Но в конце концов действительность вламывается в двери белоснежной эстетской квартиры: китайский гастарбайтер режет крупного олигарха, а трое людей в штатском забирают всю богемную братию. В пустой квартире, словно забытый Фирс, остается лишь ее душа — маленькая щуплая пожилая женщина в старомодном костюме (Татьяна Кузнецова), которую прежде не замечали, толкали и не слушали ее романсов.

На главную роль хозяйки притона Зойки Пельц режиссер пригласил Лику Руллу, игравшую в доброй половине московских мюзиклов. Приглашенная звезда музыкального театра оказалась неплохой драматической актрисой, причем скорее вахтанговской, чем мхатовской школы. А свою «Зойкину квартиру» Булгаков писал как раз для Театра Вахтангова, именуя ее «трагической буффонадой, где в форме масок показан ряд дельцов нэпманского пошиба в наши дни в Москве». Яркая, фактурная Рулла не углубляется в образ, а играет именно маску светской львицы, шикарной хозяйки борделя, с лица которой ни на минуту не сходит лучезарная улыбка. И остальные актеры также изображают знакомые нам типажи: Алексей Девотченко играет бывшего любовника Зои — гнилого интеллигента Обольянинова, который ищет спасения от жуткой действительности в наркотическом забытьи. Алексей Кравченко надевает личину крупного олигарха, директора треста тугоплавких металлов

Новости партнеров

«Эксперт»
№27 (810) 9 июля 2012
Региональное развитие
Содержание:
Мертвый восток

Сибирь и Дальний Восток все больше погружаются в демографическую и экономическую пропасть. Люди не хотят добывать полезные ископаемые, они хотят просто жить по-человечески

Международный бизнес
Экономика и финансы
Потребление
Реклама