Код для посвященных

Культура
Москва, 09.07.2012
«Эксперт» №27 (810)

Фото: Елена Фетисова

Идею в Большой занес Сергей Филин. В прошлом году он вернулся в родной театр с позиции балетного худрука Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Креативная команда этого коллектива в последние годы не перестает интриговать город необычными начинаниями, и Филину, кажется, удалось поймать волну. Во всяком случае, он предложил не банальные гастроли или гала-концерты, от которых в памяти остаются только мальчики фиолетовые в глазах (избежать па-де-де из «Жизели» с графом в сиреневом трико почти никому в такой ситуации не удается).

Фестиваль wwb@llet.ru, задуманный Филиным, задался целью гораздо более амбициозной. Труппе Большого, о которой с советских времен принято говорить как об универсальной, новый худрук предложил встретиться в очном состязании с двумя компаниями из числа лидеров современной хореографии. Для этого были приглашены Балет Сан-Франциско и Балет Монте-Карло.

Статус — пожалуй, единственное, что объединяет эти труппы. Разделяющие их художественные ориентиры, способ существования и бюджеты новый фестиваль позволил оценить каждому зрителю Большого. Ибо Балет Сан-Франциско, роскошная труппа накануне своего 80-летия, которое отмечается мировыми премьерами Макгрегора, Уилдона, Ратманского, Посохова и гастролями в Лондоне, Нью-Йорке, залетел в Москву между двумя выступлениями в Гамбурге. Поэтому, вероятно, фестивалю достался не спектакль кого-то из звездных хореографов, а преимущественно вынутые из старых сундуков фрагменты творений худрука труппы Хельги Томассона. Затеряться в них Юань Юань Тан и Марии Кочетковой не удалось. Но благодаря этим необычным балеринам нашей эпохи Балет Сан-Франциско не совсем корректно отобразился в программе нового фестиваля как труппа исполнителей, а не хореографов.

Балет Монте-Карло остается одной из последних в мире хореографии авторских компаний. Хотя за ней и тянется шлейф дягилевской легенды, для всего мира это «труппа Жан-Кристофа Майо», который возглавляет ее добрых два десятка лет и за это время создал не только репертуар, но и целое направление в европейском балете. Одноактный «Дафнис и Хлоя» на музыку Равеля вряд ли можно отнести к вершинным работам хореографа, предпочитающего полнометражные постановки. Тем не менее спектакль позволяет оценить театральную магию Майо. Его балерина-талисман Бернис Коппьетерс приближается к финалу карьеры, и в «Дафнисе и Хлое» хореограф трансформирует сюжет, поручая обучение любовной науке паре божественных существ. Возможности Коппьетерс и ее партнера Криса Роландта уже несколько ограниченны — но это, кажется, не ограничивает, а только разжигает фантазию хореографа. Он ставит не танцевальные связки, а составляет беспрерывное адажио взглядов — для солистов, пары, трио и квартета исполнителей. И простое движение руки, когда танцовщик ладонью повторяет контуры тела партнерши, намертво впечатывается в память.

Вероятно, именно такой значимости стремился добиться и финский хореограф Йорма Эло, которому Филин доверил в новом проекте самую волнующую част

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (810) 9 июля 2012
    Региональное развитие
    Содержание:
    Мертвый восток

    Сибирь и Дальний Восток все больше погружаются в демографическую и экономическую пропасть. Люди не хотят добывать полезные ископаемые, они хотят просто жить по-человечески

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    Реклама