Оставьте место для малых

Русский бизнес
Москва, 09.07.2012
«Эксперт» №27 (810)
Средних и малых нефтяных компаний в России становится все меньше. Ухудшение отечественной структуры запасов требует обратного — в западной практике именно небольшие предприятия отрабатывают мелкие и сложные месторождения

Фото: ИТАР-ТАСС

Зарубежная нефтянка у нас ассоциируется почти исключительно с гигантскими транснациональными компаниями вроде Exxon Mobil или BP. Но на своих домашних рынках они отнюдь не доминируют: например, в Северной Америке до половины добытой нефти приходится на независимые, небольшие по размеру компании. При этом вертикально интегрированные нефтяные компании (ВИНК) отрабатывают крупные высокорисковые проекты с хорошей рентабельностью; «малыши», напротив, занимаются малорентабельными объектами — мелкими месторождениями, трудными участками средних и крупных объектов. Порой небольшое предприятие владеет одной-единственной низкодебетной скважиной. Свои активы такие компании знают и лелеют; в условиях значительных затрат и высокой конкуренции быстро реагируют на сигналы рынка, адаптируют новые решения и экономят каждый цент. В итоге разные категории игроков обеспечивают рациональное использование природных ресурсов. Это особенно важно в условиях ухудшения структуры запасов.

База наших староосвоенных нефтяных районов вроде Поволжья и Кавказа в плане истощения ресурсов напоминает североамериканскую. Однако в России с «малышами» сейчас совсем плохо: их доля в добыче за последние десять лет сократилась с 10 до 3%.

В царстве гигантов

«Вообще, даже официального статуса малых нефтяных компаний не существует, — рассказывает глава ассоциации малых и средних нефтедобывающих компаний “Ассонефть” Елена Корзун. — Главная учетно-статистическая организация отрасли ЦДУ-ТЭК помимо ВИНК и их “дочек” выделяет строку “прочие компании”, на которые в прошлом году пришлось около 40 миллионов тонн добытой нефти. Но среди них и “Томскнефть” с добычей порядка 10 миллионов тонн, а это совместное предприятие крупных компаний — “Роснефти” и “Газпром нефти”. Если исключить подобные аффилированные с государством или ВИНК структуры, роль небольших независимых компаний в добыче нефти составит лишь несколько процентов». Прямое следствие столь однобокой структуры отрасли — большой фонд неосвоенных месторождений и простаивающих скважин (см. график), которые либо вместо нефти гонят на поверхность преимущественно воду, либо являются низкодебетными или аварийными. Крупняку такие объекты неинтересны.

Недополученная добыча оценивается нефтяниками в 10–15 млн тонн, но неприятности упущенной выгодой не ограничиваются. Простои пробуренных скважин отрицательно сказываются на проектном и реальном коэффициенте извлечения нефти. Этот ключевой показатель эффективности природопользования у нас весьма низок — около 30%, за рубежом он в полтора, а то и в два раза выше.

«На сегодня половина месторождений распределенного фонда простаивает, — рассказывает замначальника Управления природных ресурсов и экологии Ненецкого автономного округа Владимир Цыбин. — Есть и такие объекты, которые более 15 лет не вводятся в разработку, при этом крупные компании не забывают упоминать об их запасах с целью повышения своей капитализации на фондовом рынке». Тему продолжает глава Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль.

Новости партнеров

«Эксперт»
№27 (810) 9 июля 2012
Региональное развитие
Содержание:
Мертвый восток

Сибирь и Дальний Восток все больше погружаются в демографическую и экономическую пропасть. Люди не хотят добывать полезные ископаемые, они хотят просто жить по-человечески

Международный бизнес
Экономика и финансы
Потребление
Реклама