Бэтмен, или Прерванный полет

Культура
Москва, 23.07.2012
«Эксперт» №29 (812)

Для кого-то последняя часть трилогии Кристофера Нолана о Бэтмене — лишь завершение успешной голливудской франшизы, новая экранизация малоинтересных комиксов о Человеке — Летучей Мыши. Для кого-то — конец чего-то гораздо большего. Конец героя. Конец легенды. Конец — почему бы нет? — кинематографа. Да и просто конец света.

Не торопитесь спорить. В нынешнем году Апокалипсис — главный тренд сезона, хотя начался раньше, с глуповатой, но эффектной катастрофы Роланда Эммериха «2012». Авторское кино устами Ларса фон Триера и Белы Тарра, коммерческое — при помощи Ридли Скотта и Майкла Бэя твердит известную мантру о том, что Армагеддон не за горами. Доходит до смешного: только на минувшей неделе синхронно вышло два фильма на эту же избитую тему — комедия Лорен Скафариа «Ищу друга на конец света» и лирическая драма Абеля Феррары «4.44. Последний день на Земле». Причем в обеих влюбленные пары встречают последние минуты в объятиях друг друга, в одном и том же Нью-Йорке. И в нем же разворачивается действие «Космополиса» Дэвида Кроненберга — еще одной ленты о конце цивилизации, только что появившейся на экранах.

Тот же вечный — по меньшей мере для кинематографа — город является одним из прототипов Готэма, мифического мегаполиса из мира Бэтмена, где разворачивается и действие «Возрождения легенды». У Нолана своеобразный подход и к комиксам, и к кинематографу: он снимает исключительно на пленку, хотя и на камеру IMAX (на огромных экранах его фантазии особенно эффектны), не признает 3D и старается не рисовать на компьютере как массовку, так и декорации. Ключевые сцены новой картины снимались в узнаваемых кварталах Нью-Йорка — к примеру, захват биржи и уличная битва террористов с полицией позволяют даже тем, кто никогда не был в Штатах, опознать Уолл-стрит. Выбор, ясное дело, не случайный.

Антиглобалисты, анархисты, революционеры из движения «Occupy Wall-Street» превращаются в картине Нолана в анонимную армию разгневанных, голодных и нищих жителей трущоб, решивших сбросить железную пяту олигархии. Войну дворцам, власть народу, огонь — греху и пороку, в котором, как становится ясно, погрязли все, включая самих протестующих. Это не удивляет вожака стихийных террористов — человека-гору Бэйна, идеального анонима (каким был и Джокер в предыдущем фильме), чьей харизме никак не препятствует тот факт, что лицо почти полностью скрыто жуткой маской, так же как и его физическая мощь отнюдь не противоречит незаурядному дару стратега-интеллектуала. Пожалуй, и актерская работа Тома Харди близка по уровню к безумному перформансу покойного Хита Леджера. На стороне Бэйна не только сила, но и правда. Он вступит в войну с Бэтменом — и победит.

«Темный рыцарь: Возрождение легенды» вопреки обманчиво-оптимистичному заголовку представляет собой череду фиаско. Сломленный Брюс Уэйн (Кристиан Бэйл хорош как никогда именно потому, что редко надевает маску) не в состоянии выдержать груза взятой на себя чужой вины, которая тут принимает экзистенциальный характер: он миллиардер — следовательно,

У партнеров

    «Эксперт»
    №29 (812) 23 июля 2012
    Буржуазная демократия
    Содержание:
    Наша революция

    Ключевыми событиями прошедшего политического года были создание Общероссийского народного фронта, декабрьский митинг на Болотной площади, «марш миллионов» 6 мая и принятие законов о митингах и НКО. Опершись на поддержку рабочего класса, российская буржуазия однозначно ответила на претензии радикальной оппозиции

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Частные инвестиции
    Потребление
    Реклама