Наша революция

Тема недели
Москва, 23.07.2012
Ключевыми событиями прошедшего политического года были создание Общероссийского народного фронта, декабрьский митинг на Болотной площади, «марш миллионов» 6 мая и принятие законов о митингах и НКО. Опершись на поддержку рабочего класса, российская буржуазия однозначно ответила на претензии радикальной оппозиции

Рисунок: Игорь Шапошников

Поправками о статусе «иностранного агента» в Закон об НКО Государственная дума извлекла завершающий аккорд из своего законотворческого рояля, так бурно аккомпанировавшего громкому политическому сезону. Затем, правда, последовала еще кода в виде поправок в Уголовный кодекс — о клевете. То есть прямо-таки «вдруг случилось буквально следующее. Оклеветан клевретами, мой дядя в порядке отчаяния повесился на часах Спасской башни» — вспоминается Саша Соколов. Насколько хорош был этот аккомпанемент и вообще, что за «музыку революции» слушали мы больше полугода?

Буржуазно-демократическая революция происходит у нас в стране с 1988 года, когда с незначительными оговорками были разрешены частная собственность на средства производства и частно-предпринимательская деятельность. За этими революционными для советской системы шагами сугубо буржуазного характера последовала демократическая фаза революции. В 1989 году прошли конкурентные выборы, хотя еще не многопартийные и с квотой для КПСС.

С тех пор демократические и буржуазные фазы нашей революции следуют с некоторым сдвигом, не накладываясь одна на другую. Даже не особенно углубляясь в историю вопроса, это легко проследить. Иногда сдвиги фаз демонстрировали явные противоречия между буржуазными и демократическими частями революционного процесса, в других случаях они не бросались в глаза.

Август 1991 года был периодом подъема демократической фазы. Народ выразил явное недоверие организаторам военно-бюрократического путча, направленного на захват власти контрреволюционной группой в тогдашнем руководстве СССР. Окончательно ушла в прошлое власть КПСС. В то же время с точки зрения буржуазной линии в революции ничего хорошего в тот момент не произошло. Единый рынок и денежная система Советского Союза стали быстро рассыпаться, а межрегиональные производственные комплексы были национализированы по частям в новых независимых государствах. Несмотря на совершенно необоснованные иллюзии того времени, РСФСР стала куда менее привлекательной для инвесторов. Впоследствии, правда, это обернулось благом: иностранцы не слишком охотно участвовали в нашей приватизации, и промышленность в основном осталась в руках национального капитала.

Острее и трагичнее всего противоречие буржуазного и демократического начал проявилось в октябре 1993 года. Главным вопросом, разделившим Ельцина и Съезд народных депутатов РФ, была та же приватизация. Сегодняшние откровения тогдашних ключевых участников этого противостояния показывают, насколько серьезно они воспринимали основу конфликта. Члены правительства демократов пытались даже вывести из строя систему голосования в парламенте, чтобы не дать тому заблокировать приватизационные законы. Когда это не вышло, в ход пошли более жесткие меры. Демократам такое поведение, казалось бы, не свойственно. Это противоречие уже сегодня весьма занимает историков. Объясняется же оно тем, что демократами Чубайс, Гайдар и другие сторонники рыночной экономики были во вторую очередь. Прежде всего они были буржуазными

У партнеров

    «Эксперт»
    №29 (812) 23 июля 2012
    Буржуазная демократия
    Содержание:
    Наша революция

    Ключевыми событиями прошедшего политического года были создание Общероссийского народного фронта, декабрьский митинг на Болотной площади, «марш миллионов» 6 мая и принятие законов о митингах и НКО. Опершись на поддержку рабочего класса, российская буржуазия однозначно ответила на претензии радикальной оппозиции

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Частные инвестиции
    Потребление
    Реклама