Полезный политический сезон

23 июля 2012, 00:00

Редакционная статья

Одна из наших проблем в том, что многим новым для нашей страны явлениям мы еще не дали или боимся дать имена. Возможно, основная из таких проблем — какого типа государство мы построили за последние двадцать лет. Рьяные оппозиционеры утверждают, что у нас возникло феодальное государство, но это не более чем обличительная метафора. На самом деле начиная с 1988 года мы сознательно строили и в целом построили классическое буржуазное государство, стержневой элемент которого — собственность. Примерно то, что собирался создать Столыпин, утверждавший, что собственник и собственность изменят Россию.

Буржуазный характер нашего государства отчетливо проявился в завершившемся политическом году. Политический консерватизм, проявленный большей частью общества, был уже не ностальгией по советскому прошлому и не пассивностью угнетаемой народной массы — это было активно выраженное желание избежать революций без перехода к жесткому авторитарному режиму (тирании). Проходить по узкому коридору возможностей между хаосом и тиранией, используя методы публичной, в том числе уличной, политики и парламентаризма, свойственно исключительно буржуазным государствам. Законы о партиях, митингах и НКО, чтобы там ни говорили радикальные оппозиционеры, закрепили новое равновесие политического поля, при котором политические возможности появляются у всех желающих заняться политикой, и при этом государство защищается от политической агрессии и политического импорта. Возможно, не всем понравилась форма изложения этих законов, кому-то она показалась резковатой, но важнее сегодня, что государство позволило себе, сочло себя вправе защититься от того, что угрожает его спокойствию, используя исключительно парламентскую площадку.

Другое дело, что парламент может и увлечься регулированием политической жизни, да и вообще любой формы общественной жизни. Закон о клевете, активность против интернета, законы о рекламе — все это избыточная суета. Реагировать на прямые угрозы и вызовы нужно, пытаться регулировать жизнь — нет. Клевета в отношении отдельных бюрократов не является угрозой существованию государства.

Кажется, что благодаря накалу этого года мы вошли в новый, более зрелый политический возраст, который позволяет публично обсуждать действительно серьезные проблемы. Такой проблемой является консолидация буржуазии (в первую очередь крупной, владеющей и управляющей крупнейшей, в том числе государственной, собственностью) вокруг задач ускоренного экономического развития страны. Почти четверть века в России шло перераспределение и накопление собственности, прежде всего оставшейся от советских времен. Она создавала основу богатства частных лиц и государства и одновременно — хозяйственный каркас новой страны. Этот каркас создан, однако надо признать, что его уже недостаточно не только для экономического развития, но и просто для поддержания нынешнего уровня жизни в стране. На этом каркасе мы не можем развивать наш восток, не можем возрождать умирающие города, не можем обеспечивать доступ к качественному образованию и медицине слишком многим людям. При этом за ту же четверть века у нас появилось очень много людей, умеющих создавать новую эффективную собственность. Более того, в новом поколении сегодня доминирует желание иметь собственное дело.

Будет европейский кризис осенью или нет (по нашему мнению, его не будет) — важной задачей политического класса является создание условий для использования этой мощной предпринимательской энергии, очень и очень часто направленной на решение именно тех проблем, которыми болеет страна: спасти восток, возродить умирающие города.

Однако важнейший ресурс для создания таких условий — государственная собственность и способность государства производить деньги в широком смысле. Сегодня в элите нет согласия по этому поводу, и это уже хорошо. Впервые четко звучат сомнения в целесообразности приватизации системообразующих компаний и банков. Впервые идет некоторая полемика по поводу необходимости перехода к денежной политике роста. Впервые элиты говорят, что следующие двадцать лет мы должны строить и строить.

В этом году опять обсуждалось, как сделать приватизацию 1990-х справедливой. Нам кажется, что решение довольно простое. Надо признать, что та собственность, которая сегодня находится в руках государства, должна те же двадцать лет создавать условия для развития частного бизнеса в России: за счет низких тарифов, инвестиций в инфраструктуру, развития рынка длинных денег. Если в будущем году вместо закона о клевете парламент будет готов обсуждать с правительством эти проблемы, то наше новое буржуазное государство станет еще ближе к тому образцу, который грезится оппозиционерам.