Революция до сих пор не привела к становлению нового Египта. Каким он будет, станет понятно после окончательного выяснения отношений между военными и исламистами

Фото: Francesca Leonardi / Contrasto / Agency.Photographer.Ru

«Арабская весна» изобиловала парадоксами: устоявшиеся «методы принятия решений и давления на общественность, хорошо зарекомендовавшие себя в предшествующие десятилетия, оказались совершенно неприемлемыми во время египетских событий 2011 года. Всякое давление на оппозицию давало обратный эффект, и власть оказалась к этому не готова. Если 25 января 2011 года народ вышел на улицы Каира с требованиями прекратить произвол полиции и отменить чрезвычайное положение, действующее с 1981 года, то спустя неделю площадь Тахрир пестрела лозунгами «Мубарак, уходи!» и «Народ хочет свержения режима!».

Силовое подавление акций протеста, в течение тридцати лет успешно применявшееся режимом Хосни Мубарака, лишь увеличивало число протестующих, похороны убитых оппозиционеров превращались в новые демонстрации и митинги против действующей власти. С другой стороны, бездействие руководства страны способствовало затуханию революционного накала и постепенному уходу митингующих с улиц. Самый яркий тому пример — события 2–3 февраля 2011 года, когда после второго обращения Мубарака к нации народ потянулся по домам, однако стоило сторонникам сына президента Гамаля Мубарака учинить «битву на верблюдах», как Тахрир тотчас вновь заполнилась сотнями тысяч недовольных режимом египтян.

После революции прошло больше года, а будущее Египта по-прежнему неопределенно даже несмотря на то, что недавно появился новый президент — 24 июня 2012 года Высшая избирательная комиссия объявила Мухаммеда Мурси избранным лидером страны (и первым исламистом на этом посту во всей ее новейшей истории). Однако сейчас он обладает скорее представительскими функциями — значительные полномочия по управлению государством по-прежнему в руках Высшего совета вооруженных сил, накануне президентских выборов распустившего Народную ассамблею. При этом сам факт победы Мурси позволил исламистам стать частью правящей элиты, с которой армии придется считаться. Теперь будущее Египта во многом зависит от того, по какому из трех сценариев будут развиваться взаимоотношения между армией и исламистами — турецкому, алжирскому или иранскому.

Расстроил всех

На первый взгляд падение режима Хосни Мубарака стало сюрпризом не только для всего мирового сообщества, но и для самих египтян — как симпатизировавших бывшему президенту, так и ненавидевших его. Однако оно было закономерным — ветер «арабской весны» сдул пыль со стольких египетских проблем, что Мубарак был попросту обречен.

Прежде всего речь идет о проблемах социально-экономического характера. Страна серьезно перенаселена. Египет обладает большой территорией, однако лишь 5% земель пригодны для какой-либо хозяйственной деятельности — остальное занимает пустыня. В результате на пресловутых 5% земли в дельте Нила (примерно 50 тыс. кв. км) проживает абсолютное большинство 80-миллионного населения страны. Скученность населения на фоне скудных ресурсов стала причиной высокого уровня бедности, поэтому египтяне крайне болезненно реагируют даже на самое незначительное ухудшение условий

У партнеров

    Реклама