Страна без перспективы

Сергей Долмов
30 июля 2012, 00:00

Даже после завершения «арабской весны» Йемен останется периферией арабского мира. Собственных сил для экономического рывка у него нет, а помогать ему никто не станет

Леонид Исаев

Несмотря на остроту конфликта, революция в Йемене завершилась достаточно мирно. О том, почему так произошло, «Эксперту» рассказал преподаватель кафедры всеобщей и отечественной истории НИУ ВШЭ Леонид Исаев.

В ряде стран арабского мира приступы «арабской весны» были спровоцированы экономическими проблемами. В каком состоянии находилась йеменская экономика?

— Если говорить об экономическом росте, то он был весьма внушительным. С 2000 года динамика ВВП Йемена была вполне сопоставима со средней по арабскому миру. Прирост в 50 процентов — весьма неплохой показатель, лучший результат — 60 процентов — продемонстрировала только Сирия. Однако проблема была в том, что в Йемене весь этот рост съедался увеличением численности населения. С 1990-го по 2000 год оно выросло на 100 процентов, из-за чего показатель ВВП на душу населения поднялся всего на 23,8 процента. Для сравнения: в Египте ВВП на душу населения и число жителей за указанный период выросли соответственно на 65,7 и 42,7 процента, а в Омане — на 65,2 и 42,9 процента.

Фактически Йемен оказался заложником модернизационной ловушки и эффекта внедрения современной медицины. В свое время в Южном Йемене работало огромное количество советских врачей, инженеров, рабочих. Им удалось создать великолепную инфраструктуру, систему здравоохранения, благодаря чему в стране резко начала падать смертность, в том числе младенческая, при одновременном увеличении рождаемости и продолжительности жизни. Однако при этом не происходила урбанизации — доля городского населения страны составляет около 30 процентов. Значительная часть граждан (а если говорить о женщинах, то вообще 94 процента) фактически не производит продукт — она занята в сельском хозяйстве, а производительность труда в этом секторе йеменской экономики едва ли не самая низкая в мире.

По показателю ВВП на душу населения Йемен — явный аутсайдер арабского мира. В 2009 году ВВП составлял 2,266 тысячи долларов, что в 3,3 раза меньше, чем в среднем по всему арабскому миру (7,517 тысячи долларов), в 4,2 раза меньше среднемирового показателя (9,527 тысячи долларов), в 2,3 раза меньше, чем в Египте (5,363 тысячи долларов), в 6,7 раза меньше, чем в Ливии (15,361 тысячи долларов), и, наконец, в 10,6 раза меньше, чем в Омане (24,226 тысячи долларов).

Экономическую ситуацию в стране обостряют проблемы с водой. Доступные запасы питьевой воды составляют 186 кубометров на человека в год, это значительно меньше установленного ООН порога «водной бедности» — 1000 кубометров. При этом объемы подземных вод сокращаются стремительно — и говорят, что значительная часть воды идет на выращивание местного наркотика.

— Вода в Йемене действительно больной вопрос. Некоторые районы страны благоприятны для сельского хозяйства, в частности крайний юг, окрестности городов Тайза и Хив — муссоны приносят туда осадки из Эфиопии. Однако дальше Тайзы они не идут.

Водную проблему на лишенном осадков севере страны обостряет кат. Это растительный наркотик, на выращивание которого расходуется до 50 процентов всей сельскохозяйственной воды. До свержения монархии в 1962 году кат жевали в основном аристократы, но затем он пошел в массы. И если на юге кат не так распространен (до объединения страны его жевали лишь по четвергам, в так называемый День ката), то северяне жуют его повсеместно и поголовно — мужчины, мальчики со школьного возраста и даже часть женщин. Практическая польза от ката в том, что он дает тонус после тяжелого трудового дня. После него не хочется есть и остаются силы для того, чтобы собраться на племенные сходки и поговорить. К слову, кат никогда не мешают с кофе — после такой смеси можно несколько дней не спать.

Однако это расслабление дорого обходится Йемену — и не только в плане воды. Средняя цена за суточную порцию ката составляет около 1000 йеменских реалов (4 доллара). Деревенские, конечно, потребляют свой собственный продукт, а у горожан на его покупку уходит львиная доля семейного бюджета.

Вернемся к проблеме нехватки воды. Существуют ли какие-то варианты ее решения? Ведь может начаться бунт.

— В свое время проблему частично удалось решить советским инженерам, которые стали в массовом порядке бурить артезианские скважины. Но сейчас большая часть этих скважин иссякла. Правда, специфика Йемена в том, что водный вопрос никогда не становился причиной широкомасштабного народного недовольства в адрес правительства, потому что регулировался на уровне общины. Шейхи сами распределяли те небольшие объемы воды, которыми они располагали, поэтому население претензий государству не предъявляло.

Пожадничал

То есть «йеменскую весну» и смену власти в стране вызвала не вода. Тогда что?

— Главной причиной йеменской революции был конфликт внутри элиты и нежелание президента Али Абдаллы Салеха держать слово. В Йемене есть две крупнейшие племенные конфедерации — бакиль и хашид. И если представители первой особо никуда не лезут, то представители второй пытаются оказывать определяющее влияние на внешнюю и внутреннюю политику страны. И именно вождь племени хашид шейх Абдалла аль-Ахмар в свое время привел к власти в Северном Йемене уроженца подконтрольного ему пригорода Саны Али Абдаллу Салеха. Шейх приложил руку к тому, что Салех стал президентом объединенного Йемена, а затем помог ему во время гражданской войны (через несколько лет после объединения Юг решил снова отделиться. — «Эксперт»). Естественно, в обмен на поддержку Али Абдалла Салех делал все, чтобы шейх аль-Ахмар и его семья получали свой процент от продажи йеменской нефти и беспрепятственно владели рядом активов внутри страны. Более того, у Салеха и шейха Абдаллы аль-Ахмара была договоренность, что после ухода Салеха следующим главой государства станет представитель клана аль-Ахмаров Али Мохсен аль-Ахмар, командующий Первой бронетанковой дивизией и по совместительству сводный брат президента.

Много лет жизни йеменцы тратят на жевание ката expert_813_036.jpg Фото: Alex Majoli/Magnum/Agency.Photographer.Ru
Много лет жизни йеменцы тратят на жевание ката
Фото: Alex Majoli/Magnum/Agency.Photographer.Ru

И что разрушило эти договоренности?

— Смерть Абдаллы аль-Ахмара в 2007 году. После этого президент Салех посчитал, что сыновьям Абдаллы аль-Ахмара, трое из которых сидели в парламенте, а четвертый — Хамид аль-Ахмар — был не только депутатом, но и крупнейшим бизнесменом Йемена, он ничего не должен. Более того, к этому времени Салеху уже была не нужна поддержка аль-Ахмаров — на важнейшие посты в государстве были поставлены родственники президента. Например, сын Салеха Ахмед возглавлял элитные подразделения Республиканской гвардии. Сводный брат Салеха был командующим ВВС Йемена. Племянник — Тарик Мухаммад Салех — возглавлял Президентскую гвардию и охрану президента. Другой племянник — Яхти Мухаммад Салех — стоял во главе центрального аппарата спецслужб и антитеррористического подразделения страны. А пост заместителя директора службы национальной безопасности занимал третий племянник — Амаз Мухаммад Салех. В итоге государственная поддержка бизнеса аль-Ахмаров была свернута. Их стали выдавливать из экономики страны: скажем, власти поддерживали сотовую компанию MTN, принадлежащую одному из сыновей Салеха, и вытесняли с рынка компанию Хамида аль-Ахмара «Сабафон».

Не удивительно, что возник конфликт президента с Али Мохсеном аль-Ахмаром. Президент не собирался выполнять данное ему слово и назначать следующим главой государства. На эту роль Али Абдалла Салех прочил своего сына Ахмеда и поэтому постепенно ослаблял позиции Али Мохсена аль-Ахмара. Вплоть до того, что подконтрольные президентским сыновьям полиция, служба безопасности и Республиканская гвардия были вооружены не хуже, чем Первая бронетанковая дивизия, — они имели собственные танки и самолеты. Большая часть оборонного бюджета тоже отдавалась им.

И когда началась «арабская весна», все эти конфликты вылезли наружу. Понимая, к чему все клонится, президент в феврале 2011 года собрал у себя во дворце всех шейхов и генералов и предупредил, что если они его не поддержат, то протестные настроения сметут и его, и их. Однако разногласия между ним и шейхами племенной конфедерации хашид к тому времени уже были слишком серьезными. И исход йеменской революции был предопределен переходом на сторону разгневанной молодежи братьев аль-Ахмаров с их племенными ополчениями и Али Мохсена аль-Ахмара с его Первой бронетанковой дивизией. Без них йеменскую молодежь просто раздавили бы силовые структуры детей Салеха. А так после совершенного против него теракта в мечети — или, как некоторые говорят, под предлогом этого теракта — Салех покинул страну, тем самым фактически признав свое поражение.

Молчаливый президент

Каковы перспективы новой, постсалеховской власти? Каковы отношения нового президента страны Абд Раббо Мансура аль-Хади с аль-Ахмарами?

— Абд Раббо аль-Хади во власти не новичок, он был вице-президентом страны с 1994 года. При этом зарекомендовал себя как неконфликтный и нейтральный политик — его всегда называли «молчаливым вице-президентом», потому что он никогда не высказывался ни за, ни против тех решений, которые принимал Салех. Именно поэтому он в свое время устраивал и аль-Ахмаров, и Салехов: они считали его таким пожилым человеком, который просто занимает свой пост. И поэтому, когда после взрыва в мечети Салех уехал лечиться в Саудовскую Аравию, Абд Раббо занял его место.

После смены власти в стране навели хоть какой-то порядок. Электричество стали давать постоянно, а не только на несколько часов утром и на несколько часов вечером. Закончились забастовки, и страна вернулась в рабочий ритм. Так, за год забастовки мусорщиков улицы Саны превратились в помойку, а уже на следующий день после прихода Абд Раббо их стали убирать. Но конфликт элит еще не завершен. Несмотря на требования аль-Ахмаров и либеральной оппозиции, Абд Раббо так до сих пор и не отстранил сыновей и племянников аль-Ахмара от власти. Да, в первый месяц своего пребывания у власти он уволил одного из родственников бывшего президента — командующего Южным военным округом. Но это самый незначительный округ в стране, и его руководитель никакой роли в Йемене не играл.

Нужно понимать, что сам по себе Абд Раббо ничего не решает. У него нет силовой защиты — силы безопасности находятся под контролем аль-Ахмаров или Салехов. Поэтому, учитывая осторожность Абд Раббо, он, скорее всего, будет пытаться лавировать между всеми элитами страны. Так что процесс смены элит и завершения йеменского этапа «арабской весны» будет долгим. Собственно, оппозиция к этому готова — палаточные городки в Сане не просто не снесли, там уже заменяют палатки кирпичными строениями, подводят интернет, Wi-Fi и другие коммуникации.

Готова ли новая власть решать букет экономических и социальных проблем, стоящих перед Йеменом?

— Йеменская экономика сегодня вообще не вызывает никакого оптимизма. Йемен как был экономической периферией арабского мира, так ею и останется. У него нет ресурсов — ни природных, ни человеческих. Да и темпы роста населения не падают — по некоторым подсчетам, через двадцать лет население страны практически удвоится и составит 40 миллионов человек. При этом уровень образования в стране катастрофически низок. Существующие магистратуры можно пересчитать по пальцам двух рук, а кафедры, способные дать ученую степень, — вообще по одной. Те, кто получает образование за границей, в Йемен не возвращаются: племенная структура общества привела к тому, что карьерный рост зависит не от твоих знаний и достижений, а от имени твоих родственников. Скажем, директором школы в регионе обычно становится ближайший родственник главы расположенного там племени. Без преодоления племенной структуры йеменского общества ни о какой экономической модернизации в стране говорить не приходится.

Единственный сектор экономики, который мог бы вытянуть страну, — это туризм. Потенциал огромен. Каждый город уникален, температура воздуха в течение всего года достаточно благоприятная, нет никаких сезонов дождей — отдыхать там можно круглый год. Однако, учитывая нынешнюю ситуацию с безопасностью, туристы в Йемен пока не спешат.

Сильный Йемен никому не нужен

Каковы интересы в Йемене ведущих региональных игроков? Начнем с Ирана.

— У Ирана к Йемену сейчас особого интереса нет. Значительную долю внимания и ресурсов Исламской Республики сегодня поглощает ситуация в Бахрейне (через него Иран пытается дестабилизировать Саудовскую Аравию) и в Ливане (в связи с сирийской ситуацией — антиасадовски настроенные сирийцы бегут в Ливан и создают большие проблемы для «Хезболлы»). К тому же йеменские шииты являются зейдитами, то есть шиитами чисто формально. Иранских шиитов они не любят, и те им отвечают взаимностью.

А каковы интересы Саудовской Аравии?

— Для Саудовской Аравии ситуация в Йемене крайне важна. Рядом с этим государством находятся основные нефтедобывающие районы Королевства Двух Святынь. Именно поэтому Эр-Рияд приложил усилия к тому, чтобы конфликт в Йемене нейтрализовать. С самого начала кризиса саудовский король Абдалла выступал за мирный исход противостояния йеменских элит, президент Салех регулярно к нему наведывался. Ценность Абдаллы как посредника была в том, что он поддерживал хорошие отношения с обеими сторонами конфликта — Саудовская Аравия финансировала как Салехов, так и аль-Ахмаров.

То есть не клала все яйца в одну корзину?

— Просто Саудовской Аравии нужен был в Йемене паритет, баланс сил, чтобы она могла полностью контролировать ситуацию. Ведь если одна из сил будет нейтрализована, то другая через какое-то время покажет Саудовской Аравии комбинацию из трех пальцев. Поэтому на протяжении всего йеменского кризиса Саудовская Аравия поддерживала баланс. Как только перевешивали Салехи, она начинала помогать аль-Ахмарам, и наоборот. В результате вплоть до сегодняшнего дня в Эр-Рияд ездят и аль-Ахмары, и Салехи. Обе стороны по-прежнему выражают заинтересованность в саудовских услугах. И будут делать это и впредь — придуманная в Саудовской Аравии и принятая йеменским руководством процедура урегулирования кризиса предполагает сохранение баланса сил между племенами.

Учитывая печальные перспективы йеменской экономики, готова ли Саудовская Аравия ради поддержания стабильности финансово содержать Йемен?

— В саму экономику Йемена Саудовская Аравия не вложила ни цента и вкладывать не собирается. Да, она дала Салеху деньги на строительство крупнейшей в страны мечети, однако это был не подарок, а заем, причем под огромный процент. Нельзя сказать, что Саудовская Аравия не заинтересована в экономически и инфраструктурно развитом Йемене — это нивелировало бы целый ряд угроз для Эр-Рияда. Но с другой стороны, чтобы сделать его таким, поднять его экономику, находящуюся на уровне африканских стран, обеспечить растущее неимоверными темпами население, нужно вбухать в Йемен огромные деньги. Поэтому в Саудовской Аравии предпочитают вкладываться не в экономику, а в отдельные кланы для поддержания своего влияния и за счет этого постепенно стабилизировать ситуацию.