Борьба за шесть процентов

Дмитрий Яковенко
13 августа 2012, 00:00

Минтруда предлагает отказаться от накопительного элемента пенсионной системы. В то же время Минфин готовит законопроект, призванный сделать условия инвестирования пенсионных накоплений более эффективными

Рисунок: Игорь Шапощников

Определиться с тем, как будет выглядеть отечественная пенсионная система в 2013 году, правительство должно уже через месяц. Но говорить, что чиновники пришли к какому-то общему решению пока не приходится: наоборот, споры о будущем пенсионного обеспечения разгораются с новой силой. В центре внимания предложения Министерства труда по реформированию накопительной части пенсии: специалисты ведомства уверены, что 6%, идущие сегодня на финансирование этого компонента, отвлекают деньги из пенсионной системы, и если их направить на выплаты уже вышедшим на пенсию гражданам, можно быстро сбалансировать растущий дефицит Пенсионного фонда. Во что конкретно выльются эти предложения, пока непонятно. Вариаций более чем достаточно: в лучшем случае накопительная компонента может быть снижена до 2%, в худшем — упразднена вовсе.

В качестве основного рассматривается такой вариант: все пенсионные взносы уходят в ПФР и направляются на выплату текущих пенсий, но работник может написать заявление и перевести часть взносов в НПФ или УК. Чем претворение этих планов в жизнь обернется для участников рынка пенсионного страхования — НПФ и УК, представить несложно. Очевидно, не пострадают кэптивные НПФ, которые уже сейчас обладают большой клиентской базой, состоящей преимущественно из работников связанной компании. В будущем такие фонды имеют все шансы превратиться в корпоративные накопительные системы. А вот всем остальным можно только посочувствовать. «Добровольная система в России в ближайшем будущем нежизнеспособна, — уверен Сергей Эрлик, президент НПФ “ЛУКойл-Гарант”. — Попытка полностью переложить ответственность за накопительный процесс на самого гражданина несвоевременна как с экономической точки зрения, учитывая низкий уровень доходов, так и с психологической — принимая во внимание менталитет россиян. Нельзя обманывать друг друга и делать козлом отпущения гражданина».

А ведь россияне только-только начали доверять свои пенсионные деньги частным компаниям. «За прошлый год свои накопления из ВЭБа в НПФ и УК перевели 4,5 миллиона человек, — рассказывает Вадим Сосков, генеральный директор УК “КапиталЪ”. — А программой софинансирования пенсий воспользовались 7,7 миллиона человек». Предложения Минтруда могут свести эти достижения на нет: частичная или полная ликвидация накопительной пенсионной системы породит кризис доверия к любым долгосрочным финансовым институтам и обязательствам государства. Поэтому неудивительно, что НПФ и УК категорически против нововведений Минтруда. При этом речь идет не только о желании сохранить свой бизнес: опрошенные «Экспертом» фонды в первую очередь говорят о негативных последствиях разрабатываемых решений для пенсионной системы и всей отечественной экономики.

«Последствия частичной или полной отмены накопительного компонента могут быть очень печальными, — уверен Вадим Сосков. — Ликвидировав или сильно сократив накопительный компонент, мы тем самым отложим на несколько лет решение проблемы. Но в будущем мы получим еще больший дефицит пенсионного фонда. Как известно, распределительная система может финансироваться только за счет налоговых поступлений. Снижение числа работающих людей, ожидающееся в следующие двадцать лет, приведет к сокращению налоговых поступлений и, как следствие, к уменьшению средств для выплаты пенсий. Чтобы закрыть дыру в бюджете Пенсионного фонда, государство будет вынуждено увеличить налоги. Или повысить пенсионный возраст. Или снизить размер пенсий».

Не нашли отклика предложения Минтруда и в правительстве. В частности, одним из защитников накопительной системы выступил глава Минфина Антон Силуанов. По его словам, в случае реализации планов социального ведомства отечественная экономика лишится серьезного финансового инструмента — длинных денег, значительная часть которых направляется на рынок ценных бумаг, в том числе государственных. Справедливости ради надо отметить, что пенсионные накопления в России являются источником длинных денег лишь в теории. Причиной такого положения дел эксперты считают недостатки регулирования — точнее, его излишнюю жесткость. «Сейчас мы обязаны гарантировать сохранность взносов пенсионера и заработанного на них ранее дохода в интервале в один год — это самые жесткие условия во всем мире, — рассказывает Вадим Сосков. — В результате пенсионные деньги, переданные НПФ и УК, являются не длинными ресурсами, как на Западе, а пассивами сроком на 12 месяцев. Почему управляющие компании практические не инвестируют средства в акции? Потому что в годовом интервале фондовый рынок способен продемонстрировать отрицательную динамику. Компания может показать отрицательный результат. А у нас, как известно, вознаграждение привязано к доходу. Если мы что-то заработали, то показываем выручку. А если нет — то компенсируем убытки из своих средств».

Этим, в частности, объясняются не особо впечатляющие итоги работы НПФ и УК, которые приводит ПФР: за 2004–2011 годы пенсии были проиндексированы на 337% — выше инфляции (215%) и результатов инвестирования ВЭБа (149%) и НПФ (159%). Однако эксперты уверены, что подобная статистика не лишена лукавства. «Оценим эффективность накопительной системы в России к 2008 году, — предлагает Сергей Эрлик. — Доходность не только покрывает инфляцию, но и существенно повышает пенсионные накопления. Вывод: накопительная система показала себя замечательно, ее надо развивать. Теперь проведем оценку в 2012 году. Кризис 2008 года съел часть накопленной доходности, и картина стала бледнее: видим показатели, сопоставимые с теми, что приводит Пенсионный фонд. Вывод: накопительная система по сути своей не обеспечивает реального прироста средств. Если мы будем проводить анализ в 2018 году, то вполне вероятно, что мы станем снова петь дифирамбы накопительной системе».

Кроме того, в ближайшее время с НПФ может быть снят еще ряд ограничений, оказывающих негативное влияние на динамику доходности. Подарок участникам рынка сделал Минфин — недавно он опубликовал поправки к постановлениям правительства, регламентирующим вопросы инвестирования пенсионных накоплений и размещения пенсионных резервов. Цель законопроекта — разрешить УК и НПФ инвестировать в инструменты, ранее находившиеся для них под запретом. К таким, например, относятся акции государственных некоммерческих организаций, а также ценные бумаги эмитентов, обладающих высоким кредитным качеством, но не включенных в котировальный список высшего уровня (включая «Газпром» и «Роснефть», не соответствующих одному из критериев попадания в список — у них нет независимых директоров).

Эксперты, конечно, признаются, что гораздо больше пользы принесло бы расширение «гарантийного срока», в который НПФ обязаны показывать положительную доходность, до нескольких лет. Однако и возможность диверсификации инвестиций может реально повысить доходность вложений будущих пенсионеров. «Разрешение приобретения на пенсионные средства облигаций госкомпаний представляется весьма привлекательной возможностью получать доходность выше, чем по государственному долгу при сопоставимом (минимальном) уровне риска», — говорит Екатерина Акифьева, президент НПФ «Норильский никель». С другой стороны, всем ясно, что разработанные Минфином поправки имеют смысл только в одном случае — при сохранении накопительной пенсионной системы.