Формула для городов

Александр Кокшаров
13 августа 2012, 00:00

Собранные более чем за сто лет данные по Британии показывают: в условиях рыночной экономики выигрывают города, жители которых имеют хорошее образование и высокую квалификацию, а власти инвестируют в транспортную инфраструктуру

Фото: David Rose / Panos / Agency.Photographer.Ru

О находящемся в северо-западной Англии — между приморским Ливерпулем и промышленным Манчестером — городе Уоррингтоне с 200-тысячным населением мало знают не только за пределами Британии, но и в самой стране. Он был основан еще древними римлянами у удобного перехода через реку Мерси, однако за две тысячи лет ничем особо не прославился. Но именно этот город вышел в лидеры по такому показателю, как улучшение экономического положения за последнее столетие.

Лондонский институт «Центр городов» (CfC) в середине июля опубликовал исследование, основанное на результатах общенациональных переписей с 1901-го по 2011 год, в которое попали 57 крупнейших городов Англии и Уэльса. Чуть больше половины из них улучшили свое относительное, рассчитанное по сравнению с остальными городами, экономическое положение за последние 110 лет, а чуть менее половины — ухудшили. Кроме Уоррингтона в лидеры выбились соседний Престон, а также Норвич на востоке и Суиндон на юго-западе Англии. Проигравшие преобладают на промышленном севере — центре тяжелой индустрии начала ХХ века. Однако больше всего в относительном индексе потерял южноанглийский приморский Гастингс, который в эпоху дешевых авиаперелетов не смог конкурировать со средиземноморскими курортами.

По мнению исследователей центра CfC, уровень образования и квалификации горожан — самый важный фактор, определяющий долгосрочные экономические перспективы городского развития. Поэтому именно на образование прежде всего должны обращать внимание власти, пытаясь улучшить ситуацию в проблемных городах. Семь из восьми британских городов, достигших в последнее столетие заметных успехов, имели уровень образования выше среднего по стране еще в 1901 году. И 80% тех городов, чьи экономики являются проблемными сегодня, уже 110 лет назад показывали плохие результаты по уровню квалификации своих жителей.

Британский опыт применим к другим странам — в отличие от многих государств континентальной Европы развитие городов здесь не проходило периоды диктатур или плановой экономики. Весь ХХ век, и особенно отчетливо в последние три десятилетия, прошедшие после реформ Маргарет Тэтчер, британские города развивались преимущественно под влиянием рыночных сил.

Британский опыт

Отчет лондонского «Центра городов» использует данные переписей населения. Британия раньше всех начала регулярно переписывать граждан. Первой универсальной переписью современного образца стала перепись 1801 года (переписи всего мужского населения проходили в Шотландии в VII веке, а в Англии — в XI веке). Ее провел статистик Джон Рикмен, которого интересовали две вещи. Во-первых, сколько солдат Британия сможет поставить под ружье во время Наполеоновских войн. Во-вторых, насколько вероятны апокалиптические прогнозы Томаса Мальтуса, опубликовавшего свою книгу «Эссе о принципах населения» в 1798 году. С тех пор переписи проходили в Британии каждые десять лет — единственным исключением стал 1941 год: в войну от хлопотного мероприятия отказались.

Экономисты центра проанализировали данные 12 переписей (начиная с 1901 года) о том, как менялись население, занятность и зарплаты в каждом из городов. Кроме образования и квалификации еще одним фактором, определившим результаты развития, стало наличие или отсутствие транспортной инфраструктуры. Так, занимающие верхние строчки рейтинга городов, улучшивших свои позиции, Уоррингтон, Престон и Суиндон в 1960-х получили от правительства специальный статус «новых городов развития», что означало инвестиции в создание автомобильных и железных дорог, а также в муниципальное жилье.

«Там, где инвестиции в транспорт были продуманны, они создали условия для перемещения квалифицированной рабочей силы между соседними городами. По мере роста города становились более привлекательными для ведения бизнеса», — рассказал «Эксперту» Зак Уилкокс из Центра городов. Например, Престон на северо-западе Англии выиграл от сети дорог, построенных для запланированного в 1960-х, но так и не появившегося города по соседству. Уоррингтон также оказался в выигрыше от строительства дорог между Ливерпулем и Манчестером: если в 1901-м он находился в нижних 5% по уровню квалификации водителей, то сегодня оказался в верхних 20%.

Юг против севера

Как показало исследование, и в 1901 году в Британии существовал разрыв между севером и югом. Несмотря на то что на севере страны в XIX веке происходил бурный промышленный рост и там сформировались районы угледобычи, металлургии, машиностроения и текстильной промышленности, в городах северной Англии отмечались более низкие, чем на юге страны, зарплаты и уровень квалификации работников.

«Произошедший в XX веке сдвиг от промышленности к сфере услуг объясняет, почему многие города на севере, такие как Брэдфорд, Ньюкасл или Халл, испытали относительный спад, в то время как южные города — Оксфорд, Кембридж или Лондон — улучшили свое экономическое положение. Жители городов юга имели более высокую квалификацию и образование, а именно это и было востребовано менявшейся в ХХ веке экономикой. Очевидно, наличие хороших школ и университетов давало преимущество городам юга», — рассказал «Эксперту» Пол Чешир, профессор экономической географии Лондонской школы экономики.

При этом перемены происходили с разной скоростью. Например, в Бернли, зависевшем от текстильной промышленности, влияние перемен в мировой экономике стало сказываться еще до 1901 года. А, скажем, Бирмингем, второй крупнейший город Британии (1,1 млн человек населения), с 1970-х, напротив, переживал падение. Причиной была другая структура местной экономики, основу которой составляло машиностроение. После 1950-х самой важной подотраслью здесь стало автомобилестроение, которое позже не смогло конкурировать с более эффективными японскими или немецкими производителями. И коллапс автомобильных компаний, таких как Rover, в итоге заметно ухудшил экономическую ситуацию в городе.

За минувшие 110 лет также произошел и географический сдвиг — лидерство от приморских переходило к городам, расположенным в глубине страны. Портовые города, такие как Ливерпуль, Гримбси или Ньюкасл, стали терять свои позиции, по мере того как выстраивались новые транспортные связи (прежде всего строились автодороги). Плюсом оказалось наличие хороших транспортных связей с Лондоном: Оксфорд, Кембридж, Рединг и Алдершот, расположенные недалеко от столицы (менее часа пути), значительно улучшили свое положение.

Исследование CfC также подвергло критике нынешнюю экономическую политику британского правительства, сделавшего своим приоритетом сокращение госрасходов ради уменьшения дефицита бюджета. «Краткосрочное снижение расходов в тех сферах, которые помогают городам улучшить квалификацию жителей, например образование, а также на транспортную инфраструктуру в долгосрочной перспективе приведет к увеличению расходов правительства», — утверждается в отчете центра. Опыт ХХ века показывает: инвестиции в транспортные связи между более и менее успешными городами приводят к тому, что разрыв в уровне развития между ними сокращается.

«Правительству стоит заняться разработкой экономической политики, поддерживающей рост городов, — данные за ХХ век показывают, что образование и транспорт сильнее всего влияют на экономическое состояние в городах. Если правительство прекратит инвестировать в эти фундаментальные сферы сегодня, то, как показывает история, ему придется заплатить за это в будущем», — прокомментировала результаты исследования директор Центра городов Александра Джоунс.

Лидер против аутсайдера

Уоррингтон с населением в 200 тыс. жителей находится в двух часах езды на поезде от Лондона, но удачно располагается на полпути из Манчестера в Ливерпуль. Поэтому он обеспечивает рабочей силой оба экономических центра северо-западной Англии. А для бизнеса Уоррингтон привлекателен «нейтральным» местоположением между двумя городами. Первоначально бизнес заинтересовали более низкие, чем в соседних крупных Манчестере (503 тыс. человек) и Ливерпуле (445 тыс. человек), цены на недвижимость. Это же стало привлекать и жителей, которые в Уоррингтоне могли позволить себе дома попросторнее, чем в соседних больших городах за те же деньги.

Сегодня на промышленность в Уоррингтоне приходится всего 7% занятости, поскольку резкий рост населения в городе с 1970-х привлек многие компании сферы услуг, переместившие сюда свои офисы из крупных городов. Сегодня тут больше штаб-квартир солидных компаний, чем в крупных городах-соседях.

Противоположный пример. Долгосрочный спад города Гастингса с населением 87 тыс. человек был вызван развитием тур­индустрии в Греции и Испании. Расположенный на берегу Ла-Манша старинный живописный город пережил расцвет после Второй мировой войны, когда он стал третьим самым популярным курортным направлением в Британии.

Но экономические перспективы города изменились, когда в 1970-х авиация подешевела настолько, что стала доступна массовому туристу. Британцы открыли для себя Средиземноморье с его недорогим отдыхом под южным солнцем. В результате Гастингс, как и другие приморские курорты Британии, проиграл испанскому, греческому и итальянскому направлениям, но не стал при этом развивать альтернативные формы занятости. Во многом это произошло из-за отсутствия университета — на других приморских курортах, например, в соседнем Брайтоне, наличие вузов помогло изменить структуру занятности, что и дало толчок развитию. Гастингс же сегодня — один из самых депрессивных городов на богатом и успешном юго-востоке Англии: число получателей пособия по безработице здесь почти в два раза превышает среднее по стране.

Лондон