Налицо смена повестки дня. Наряду с политиканской суетой идет и обсуждение фундаментальных проблем, причем с разных идеологических позиций

Иллюстрация: Мария Румянцева

Журнал «Эксперт» принял на себя важную миссию — рупора национальной буржуазии, без становления которой трудно представить суверенное развитие нашей страны, решение назревших экономических, да и политических проблем. Татьяна Гурова и Михаил Рогожников в статье «Наша революция» («Эксперт» № 29 за 2012 г.) представили свое видение логики развития политического процесса в нашей стране.

Можно согласиться с авторами по большинству принципиальных положений. Действительно, многое в политической ситуации определялось взаимоотношениями власти и бизнеса. Важен и процесс становления национальной буржуазии как «класса для себя».

Однако следует указать, что без внимания авторов остались фундаментальные перемены и в характере бизнеса, и в сущности российского чиновничества, определявшие характер функционирования государства.

Новая диспозиция:
политэкономия и социология

Прежде всего, качественно изменилось положение российского крупного и среднего бизнеса. В 1990-е он формировался в симбиозе с властью. «Либералы», в поисках опоры для квазилиберальных реформ, подгоняли их под заказ «нового» бизнеса, выдавливали «красных директоров».

На самом верху господствовал диктат бизнеса. В 1996 году в доме приемов ЛогоВАЗа (тогдашнем штабе верхов бизнеса) при обсуждении круга интересов, которые должна учитывать высшая власть, один из ныне почти забытых членов «семибанкирщины» воскликнул: «Губернаторы — это кто? Мы их покупаем за тридцать тысяч долларов». Это было, конечно, преувеличение, но явно не на пустом месте.

В СМИ вбрасывались расклады: кто из олигархов «прикупил» какое из влиятельных федеральных ведомств. Апофеозом стало заявление Бориса Березовского: «Правительство должно исполнить волю бизнеса» — он имел в виду себя и своих соратников.

На средних этажах бизнес рос, опираясь на властный ресурс давних друзей, а теперь партнеров. И власть, и бизнес были общим делом региональных элит. Утрата власти сразу вела к разгрому бизнеса, и, напротив, утрата финансовых ресурсов быстро вела к потере власти.

Но и во власти все было непросто. В 1990-е между самым верхом и регионами налицо был когнитивный диссонанс. Автор во второй половине 1990-х имел уникальную возможность опрашивать сенаторов прямо в зале заседаний. Результаты опросов показывают, что среди глав и председателей заксобраний субъектов федерации доминировала ориентация на примат государства. Сторонниками «либеральных» реформ, готовых подчиняться диктату бизнеса, были единицы.

В начале 2000-х в обществе сформировалась достаточно широкая коалиция за государственный порядок и против олигархического доминирования. Ее опорой были региональные власти и поднимающийся средний бизнес. В 2002 году на ежегодной конференции в Высшей школе экономики — инкубаторе либеральных реформ — представители регионального бизнеса буквально криком кричали: любой прибыльный бизнес под атакой московских олигархов. Их активно поддерживали и региональные власти, для которых агрессия «москвичей» — угроза креслу. Без этой поддержки у спецоперации

У партнеров

    «Эксперт»
    №33 (815) 20 августа 2012
    Приговор Pussy Riot
    Содержание:
    Переход границы

    Процесс Pussy Riot обнаружил трещины в современной русской идентичности. Вместо того чтобы устранять расколы, общество принялось их дружно расширять

    Потребление
    На улице Правды
    Реклама