Новые спонсоры, старые враги

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
20 августа 2012, 00:00
Фото: AP
Президент Мухаммед Мурси (справа) уволил начальника Генерального штаба Сами Аннана (слева) и министра обороны Хусейна Тантауи (в центре) со всеми почестями

Двоевластие в Египте продлилось недолго. В начале прошлой недели избранный президент Мухаммед Мурси подписал указы об отставке лидеров хунты с их постов, а также вернул себе ряд полномочий, которых хунта в свое время его лишила. Теперь Мурси и «Братья-мусульмане» стали полноправными хозяевами страны.

Ход на первый взгляд достаточно рискованный. Если раньше позиция «президента, который не имеет полномочий» избавляла Мурси от критики за пассивность в решении сонма социально-экономических проблем Египта, то теперь этого прикрытия нет. Противники Мурси запустили сайт «Мурсиметр», на котором отображается степень выполнения президентом 64 его предвыборных обещаний. И на 16 августа, на 47-й день правления, Мурси выполнил лишь одно и начал выполнять еще семь — все связаны с обеспечением чистоты на улицах. Наиболее острые для египтян вопросы, включая доступность продовольствия, топлива и обеспечение безопасности, остаются без внимания нынешней администрации. Противники «Братьев-мусульман» уже потирают руки, готовясь разоблачать неэффективную «зеленую» власть.

Однако президента Мурси это не тревожит — он собирается решить проблему поддержания легитимности не за счет экономических реформ, а за счет внешнеполитической демонстрации. Желая повторить пример Насера, Мурси намерен выиграть конфликт с Израилем и для этого планомерно движется к денонсации унизительных, по мнению египтян, Кэмп-Дэвидских соглашений. Если египетскому президенту это удастся, то он не только получит колоссальный лимит доверия в стране, но ликвидирует светскую оппозицию и станет иконой арабского мира.

Синай идет к Мухаммеду

Идеальным исходом для Мухаммеда Мурси был бы разрыв Кэмп-Дэвидских соглашений самим Израилем. Однако Тель-Авив демонстрирует не свойственную ему умеренность и, несмотря на серию осуществленных с Синая терактов против израильтян и на регулярные подрывы газопровода, несущего газ в Израиль, так и не провел на полуострове никакой превентивной операции. И тогда Мурси нашел другой выход: он взял курс на «пересмотр» Кэмп-Дэвидских соглашений, объясняя это необходимостью обеспечить безопасность египетского населения на Синае. (Поскольку Египет без согласования с Израилем не может держать на Синае больших воинских подразделений и тяжелого вооружения, полуостров давно превратился в убежище контрабандистов, радикальных исламистов и преступников всех мастей.)

Для начала реализации этой стратегии Египту нужна была громкая акция синайских террористов — но не против Израиля (каковые происходят регулярно), а против египтян. И 5 августа желаемое случилось: более трех десятков боевиков напали на КПП «Карм Абу Салем» возле города Рафах у израильско-египетской границы. По официальным данным, погибли 16 египетских пограничников. Израильтяне потом говорили, что располагали информацией о возможном нападении и передали ее своим египетским коллегам — однако те предупреждение проигнорировали.

Сразу после теракта «Братья-му­суль­мане» выпустили официальное обращение к президенту и попросили его предпринять все необходимые шаги для восстановления суверенитета Египта над Синайским полуостровом и ликвидации окопавшихся там вооруженных банд. И президент подчинился гласу народа. Мухаммед Мурси созвал экстренное совещание командования армии и спецслужб и заявил, что намерен «полностью взять Синайский полуостров под контроль египетских сил безопасности». Вялые голоса тех, кто говорил, что это решение противоречит Кэмп-Дэвидским соглашениям, утихли после того, как в ночь на 8 августа синайские боевики снова напали на египтян — атаке подверглись три блокпоста. После этого Мурси начал реализовывать свое обещание — египтяне нанесли авиаудар по позициям боевиков и, по официальным данным, убили более двух десятков террористов.

В рамках идущей сейчас на полуострове контртеррористической операции Каир регулярно усиливает свою воинскую группировку — как в количественном, так и в качественном отношении.

Пока израильтяне позволяют ему это делать — в частности, разрешили отправить туда боевые вертолеты. Однако непонятно, в какой момент Мурси закончит наращивать группировку и когда закончит военную операцию (и закончит ли). Часть израильского истеблишмента нивелирует эти страхи, говоря о том, что Мурси играет на руку Израилю, ликвидируя террористов. Кроме того, считают израильские и международные оптимисты, денонсировать Кэмп-Дэвид ему не дадут ни США, от финансовой помощи которых зависит устойчивость египетской экономики, ни генералитет, прикормленный американцами и не желающий сжигать в пламени конфликта с Израилем свою собственность (по некоторым данным, генералы контролируют треть экономики страны).

Дело, однако, в том, что оба этих сдерживающих фактора Мурси уже убрал.

Смена ориентации

Прежде всего он решил проблему с американцами. Сразу было понятно, что они не одобрят денонсацию Кэмп-Дэвида. США поддержали революцию на Тахрире, однако назвали Кэмп-Дэвидские соглашения «красной линией», которую новому Египту — неважно, исламистскому или военному — запрещено пересекать. И, подтверждая серьезность этой угрозы, американский Конгресс принял резолюцию, согласно которой денонсация Кэмп-Дэвида будет автоматически означать конец американской финансовой помощи, только по официальным данным составляющей 1,5 млрд долларов в год. Мурси решил проблему просто — он нашел новых спонсоров.

«Братья» давно говорили, что намерены пересмотреть египетско-американские отношения. Еще в 2010 году они заявляли: стратегическая ось Вашингтон—Каир довела Египет до уровня «страны второго сорта» в регионе, где он когда-то был безоговорочным лидером. И это мнение разделяют большинство жителей, как, собственно, и антиамериканские настроения: 76% египтян негативно оценивают деятельность администрации Барака Обамы, а 85% негативно относятся к самим США.

По всей видимости, «зеленый» Египет намерен повернуться лицом на Восток, и его новыми союзниками станут монархии Залива, которые уже заявили о готовности финансово поддержать молодую демократию — причем куда более щедро, чем США. Так, 12 августа Катар пополнил стремительно тающие золотовалютные запасы Египта на 2 млрд долларов и обещает дать еще минимум 8 млрд. Саудовская Аравия в июне предоставила Египту 1,5 млрд долларов на частичное покрытие бюджетного дефицита, выделила 750 млн долларов на покупку саудовской нефти и тоже обещает на этом не останавливаться (не случайно именно в эту страну Мурси совершил свой первый государственный визит). Щедрость заливных монархий в отношении Египта объясняется желанием контролировать крупнейшую и потенциально мощнейшую страну арабского мира и упрочить свое влияние в Магрибе и Палестине.

В отличие от Вашингтона Катар и Саудовская Аравия поддерживают планы Мурси в отношении Израиля. Прежде всего по идеологическим причинам — обе монархии являются ваххабитскими, и Израиль для них — естественный враг и основное препятствие на пути создания исламского халифата от Марокко до Ирака. Кроме того, в египетско-израильской войне (которая, скорее всего, последует после денонсации Кэмп-Дэвида) они планируют сжечь весь «зеленый интернационал», кочующий из страны в страну и участвующий в местных версиях «арабской весны». Ведь не исключено, что после Ливии, Сирии и, возможно, Алжира «интернационал» отправится делать революцию в ту же Саудовскую Аравию.

Наконец, каждая из сторон надеется, что египетско-израильский ограниченный конфликт усилит позиции аффилированных с ней египетских политических сил. Так, в Катаре уверены, что успешная денонсация Кэмп-Дэвида серьезно укрепит авторитет «Братьев». Поскольку духовный лидер «Братьев» — шейх Юсуф Кардауи — сидит в Дохе и издает фетвы в полном соответствии с линией катарского МИДа, не исключено, что внешняя политика Мурси также будет соответствовать этой линии. В свою очередь, Саудовская Аравия надеется, что конфликт с Израилем приведет к радикализации египетского политического поля и укреплению аффилированных с Эр-Риядом салафитов.

Старикам тут не место

Вторую проблему — не желающих идти на конфликт с Израилем генералов — Мурси также решил. От них он попросту избавился.

В начале прошлой недели, сразу после вылазок боевиков на Синае, Мурси отправил в отставку всю верхушку хунты. Своих постов лишились лидер хунты и по совместительству министр обороны маршал Хусейн Тантауи, начальник генерального штаба Сами Аннан, а также командующие ВВС, ВМС и ПВО.

Обставили эти увольнения весьма умело. Мурси заявил, что его решение было продиктовано исключительно желанием омолодить военную верхушку страны. «Решение, которое я сегодня принял, не направлено против каких-то конкретных людей или государственных институтов. Моя главная цель — благо египетского народа», — пояснил президент. При этом отправленным в отставку генералам позволили сохранить лицо. Тантауи и Аннан получили высшую награду страны — орден Нила — и посты советников президента. Другим отставным военачальникам также предоставили компенсации — некоторые из них получили весьма высокие должности и даже министерские портфели. По всей видимости, им также была гарантирована личная безопасность и иммунитет от преследования — за время правления хунты она отправила под военные суды около 10 тыс. человек, и многие из них хотели бы свести счеты.

Новым министром обороны действительно стал молодой генерал — 53-летний Абд аль-Фаттах Сисси. Дело, конечно, не только в возрасте — его назначение объяснялось и тем, что Сисси называют одним из самых религиозных египетских генералов (его супруга обычно появляется в хиджабе). Некоторые египетские аналитики называют его даже тайным членом «Братьев». И поэтому в его лице Мурси получил контроль над министерством обороны.

Мухаммед Мурси отменил и принятые хунтой накануне второго тура президентских выборов конституционные поправки, лишающие президента ряда полномочий, включая формирование бюджета и права объявлять войну другому государству. Вернул Мурси под свой контроль и деятельность Конституционной ассамблеи. При этом, пытаясь сгладить впечатление от де-факто проведенной им суперцентрализации власти и ликвидации всех антиисламистских сдержек и противовесов, Мурси реанимировал должность вице-президента. На этот пост был назначен заместитель главы Апелляционного суда Египта Махмуд Мекки, ратующий за независимость судебной власти от исполнительной. Однако должность вице-президента в Египте всегда была исключительно декоративной, и весьма вероятно, что у Мекки не будет никакой возможности сдерживать Мурси и «Братьев».