Островная изоляция

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
27 августа 2012, 00:00
Фото: AP
Китай и Южная Корея сознательно идут на обострение отношений с Японией

Август для Восточной Азии выдался необычно жарким. В регионе обострились сразу две территориальные проблемы — между Японией и Южной Кореей, а также между Японией и Китаем. Следствием первого обострения стало серьезное охлаждение отношений между Токио и Сеулом, а второго — массовые погромы японских ресторанов в китайских городах.

Нынешняя ситуация еще раз напомнила о том, что по числу опасных очагов конфликта Восточная Азия лидирует среди регионов мира. В то же время за прошедшие полвека ни один из этих замороженных конфликтов так и не перешел в открытую фазу. Периодически случавшиеся обострения проходили исключительно контролируемо, и в большинстве случаев противоборствующие стороны использовали их для достижения собственных внутриполитических целей: укрепления патриотизма населения и набора политических очков перед выборами. Стремление властей стран — участниц конфликта не выходить за известные рамки объясняется их серьезной взаимозависимостью. Экономики трех государств настолько сильно переплетены, что ни одно из них пока не готово ставить под удар свое финансовое будущее ради сокрушения ненавистного соседа. Далеко не последним сдерживающим аргументом до недавнего времени было присутствие в регионе военно-морского флота США.

Опасность сегодняшней ситуации, однако, состоит в постепенном ослабевании всех сдерживающих факторов. В результате территориальные конфликты грозят перерасти в блоковые противостояния, которые в перспективе способны привести к большой региональной войне. Главным пострадавшим может оказаться Япония.

По-братски и по-корейски

Нынешняя волна территориального обострения началась с Южной Кореи. 10 августа президент Ли Мен Бак посетил один из островов архипелага Токто (японцы их называют Такэсима), являющегося спорной территорией между Японией и Южной Кореей. Ценность этой территории объясняется тем, что прилегающие воды богаты рыбой, а шельф — природным газом. Де-факто острова контролируются Сеулом, который держит тут небольшой воинский гарнизон и смотрителей маяка. Руководители Южной Кореи никогда раньше не посещали эти территории. Однако Ли Мен Бак нарушил традицию, не скрывая, что сделал это в пику Японии.

Причины демарша носили исключительно внутриполитический характер. В Южной Корее Японию не любят — слишком много боли японцы принесли местному населению во время оккупации с 1910-го по 1945 год и, по мнению корейцев, слишком мало за это извинялись. Поэтому, когда в конце июня Сеул готовился подписать с Токио важные военные договоры (по обмену развединформацией и по взаимной логистической поддержке вооруженных сил), местная оппозиция подняла шум, и по всей стране прокатились масштабные акции протеста. Пытаясь успокоить население, Сеул за час до церемонии подписания отказался от договоров. Однако антияпонские настроения не стихали. Дошло до того, что, когда на Олимпийских играх в Лондоне футбольная сборная Южной Кореи победила японцев в матче за «бронзу», южнокорейский футболист Пак Юнву после победы поднял над головой корейский флаг с надписью «Острова Токто — наши», продемонстрировав таким образом свой патриотизм. Видимо, сейчас, в очередную годовщину освобождения от японского колониального владычества и за полгода до президентских выборов, Ли Мен Бак решил визитом на острова продемонстрировать — свой. А заодно и отвести внимание общественности от коррупционного скандала, в который оказался замешан его брат Ли Сан Дык.

В ответ Токио отозвал посла из Сеула. Кроме того, японцы выказали намерение вывести территориальный спор на новый уровень и предложили перенести выяснение отношений в Международный суд ООН. Однако Сеул ответил, что никаких причин для обсуждения статуса островов в международном суде не видит. «Учитывая, что острова Токто принадлежат Республике Корея, никаких разбирательств по вопросу суверенитета над ними быть не может»,— заявил официальный представитель МИД Южной Кореи. В качестве подтверждения своей позиции 19 августа южнокорейские власти установили на одном из островов Токто монумент, обозначающий принадлежность островов к Южной Корее и напоминающий о визите на архипелаг Ли Мен Бака. «Монумент на Токто, выражающий волю народа, станет символом корейского суверенитета и стремления защищать острова», — заявил представитель южнокорейского кабинета министров.

За компанию

Вероятно, нынешнее обострение ситуации в регионе постепенно сошло бы на нет — обе стороны обозначили позиции, южнокорейский президент достиг своих внутриполитических целей, и в дальнейшем раздувании конфликта уже не было бы смысла. Однако в игру вступили китайцы — и обострили свой собственный территориальный спор с Японией. Причем, в отличие от Южной Кореи, Пекин преследует не краткосрочные политические цели, а среднесрочные стратегические. Его цель — нанести удар по репутации Японии, вынудить Токио потерять лицо.

Конфликт разгорелся вокруг группы островов Сенкаку (китайцы их называют Дяоюйтай). Территория контролируется Японией. Формально она владеет лишь одним из пяти островов Сенкаку. Остальные четыре находятся в частной собственности, и Токио их арендует. При этом во избежание конфликта с Китаем Токио запретил японцам посещать арендуемые острова. Однако это не означает, что Токио готов их отдать — для Японии они сейчас имеют не только символическое, но и стратегическое значение. По некоторым данным, там на шельфе находятся запасы газа объемом в 200 млрд кубометров. Учитывая, что Япония отказалась от ядерной энергетики, эти запасы ей жизненно необходимы.

Китайцы свою позицию не меняют и всячески ее обозначают. 15 августа гонконгское судно под китайским флагом просочилось сквозь кордоны японской береговой охраны, подошло к островам, и часть пассажиров сошли на берег. Они были схвачены японскими пограничниками и в прошлую пятницу депортированы на родину. В Японии выразили возмущение тем, что китайские граждане нарушили статус-кво, — однако, как и ожидалось, власти Поднебесной встали на сторону нарушителей. «Напряженность в данном вопросе создается исключительно безответственными требованиями и попытками некоторых японских политиков и активистов присвоить острова в Восточно-Китайском море, которые бесспорно принадлежат Китаю», — пишет агентство «Синьхуа». Акцию гонконгцев оно связывает с желанием «подтвердить исторически доказанный суверенитет Китая над данными островами» и «ступить на землю своей родины».

Второе территориальное унижение меньше чем за неделю японцы терпеть были не готовы, поэтому в ответ на демарш китайцев острова Сенкаку посетили уже японские активисты. Два десятка яхт со 150 японцами на борту (среди которых были члены парламента и общественные деятели) причалили к одному из островов Сенкаку, десять человек сошли на берег. По словам активистов, они приплыли для того, чтобы почтить память соотечественников, погибших на архипелаге во время Второй мировой войны, и установили на острове японский флаг. Сразу после этого японские флаги запылали по всему Китаю — толпы возмущенных китайских граждан прошлись по улицам городов, устраивая массовые погромы японских ресторанов и переворачивая автомобили японского производства (судя по кадрам BBC, под раздачу попали даже полицейские машины). Власти же начали говорить о возможности введения против Японии экономических санкций. «В последние пять лет Китай был крупнейшим торговым партнером Японии, и в 2011 году торговля с ним составила 21 процент от общего объема внешней торговли страны», — напоминает японцам «Синьхуа».

Доигрались

Китайцы поставили Японию в непростую ситуацию. С одной стороны, японцы продемонстрировали слабость — вместо того чтобы посадить гонконгских активистов за нарушение границы, они их только депортировали. С другой стороны, Китай получил возможность продемонстрировать силу — как в виде масштабных акций населения, так и в виде угроз экономического характера. Но вышло, что Китай переиграл самого себя. Япония, не ответив ничем существенным, осознала слабость своей позиции в территориальных спорах и, по всей видимости, готовится принять решение о пересмотре внешнеполитической стратегии. И Китаю такое решение не понравится.

Не секрет, что будущее региона будет определяться в противоборстве двух региональных лидеров — Японии и Китая. До недавнего времени стратегическое преимущество было на стороне Китая. Прежде всего из-за изоляции Японии в регионе. Как и Южная Корея, большинство стран региона негативно относится к Японии, припоминая ей грехи Второй мировой войны, и в штыки воспринимает любые шаги по усилению региональной роли Токио. При этом антияпонские настроения в регионе перевешивали даже страхи, связанные с ростом Китая. Более того, эти фобии объединяли врагов — что в полной мере проявилось во время августовских территориальных споров. Так, в конфликте вокруг Токто Северная Корея, никогда не упускающая возможности уколоть «марионеточный режим» в Сеуле, безоговорочно поддержала своего южного соседа. А гонконгские активисты во время визита на Сенкаку водрузили там не только китайский, но и тайваньский флаг.

Единственным союзником Японии в регионе были Соединенные Штаты, влияние которых не позволяло Китаю сколотить антияпонский блок, а американская база на Окинаве была гарантом безопасности страны. Однако американцы потихоньку уходят с Окинавы — и во многом из-за позиции японского населения, которое, не имея стратегического видения, рассматривало американское военное присутствие на японских островах как унижение.

Однако сейчас, по всей видимости, Япония намерена пересмотреть свою внешнюю политику: Токио берет курс на укрепление стратегических отношений с США. Поэтому в рамках реорганизации своей дипломатии Япония заявила о смене послов в США, Южной Корее и Китае. Так, в Америке представлять Японию будет самый, по мнению японской прессы, квалифицированный сотрудник МИДа — замглавы ведомства Кэнъитиро Сасаэ. По некоторым данным, его основной задачей станет более активное вовлечение США на стороне Японии в ее территориальные проблемы, а также окончательное урегулирование вопроса о выводе американских войск с Окинавы. Должности послов в Сеуле и Пекине также займут нынешние заместители министра иностранных дел — Коро Бессё и Синити Насимия. По всей видимости, целью первого будет укрепление имиджа Японии в Южной Корее и недопущение сближения Кореи с Китаем, а второго — профессиональное зондирование китайской позиции.

Для России же обострение островных конфликтов Токио с Сеулом и Пекином означает ослабление давления в споре вокруг Курил. Оказавшаяся в изоляции Япония остро нуждается не только в США, но и в поддержке тех немногих стран региона, которые не страдают предрассудками в отношении ее. И поэтому вынуждена будет налаживать отношения с Москвой.